Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_9_2018 (262), сентябрь 2018

MAIB – лучшая инвестиция страны!

Александр ТАНАС | Банк & Развитие

Каким бы авторитетом ни пользовался банкир, если он профессионал, он обязан подтверждать свою репутацию результатами своего банка. Ведь для многих, особенно для акционеров, важно, когда банкира характеризуют достижения банка, подтверждающие способности и талант его руководителя. Для председателя правления Moldova Agroindbank (MAIB) Сергея ЧЕБОТАРЯ этих результатов с лихвой хватает, чтобы подтвердить эффективность управления самым крупным банком страны, каким является MAIB. Хотя для него это всегда чуть сложнее потому, что позицию лидера пытаются занять те, кто находится за ним.

За время первого мандата на посту председателя MAIB банкир, несмотря на все  перипетии, которые для банка вылились в череду неблагоприятных перемен из-за непрозрачности акционеров, сумел сделать главное: сохранить банку лидерство, нарастив при этом доли рынка по капиталу, кредитам, активам, депозитам, прибыли. Банк ушел в большой отрыв от преследователей, доказав, что потенциал MAIB ни с кем не сравним.
«MAIB – это образец самой лучшей и самой эффективной инвестиции в стране. Наш банк всегда был интересным объектом для инвестиций, а на данном этапе этот актив весьма  привлекателен», - говорит Сергей Чеботарь.

Получив новый мандат на управление MAIB, банкир усиленно работает со своей командой над реализацией долгосрочной стратегии развития банка. В ней есть задачи, решение которых, кроме конкурентных преимуществ банку, еще больше увеличит потенциал MAIB. Банкир не исключает в будущем выхода на зарубежные рынки, регистрацию акций банка на престижных биржах Европы.

О конъюнктуре рынка и работе на нем зарубежных банков, росте кредитования и сокращении ликвидности, автоматизации бизнес-процессов MAIB и продаже 41,09% акций «финансовым инвесторам» его председатель Сергей ЧЕБОТАРЬ рассказал в эксклюзивном интервью главному редактору журнала «Банки & Финансы» - Profit Александру ТАНАС.


Б&Ф: Господин Чеботарь, насколько ощутим сегодня растущий тренд объема вновь выданных MAIB кредитов?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
По итогам первого квартала 2018 г. MAIB добился роста всех основных показателей, включая увеличение объемов по вновь выданным кредитам по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Я даже больше скажу, мы сумели заметно увеличить свою долю рынка по основным показателям деятельности.

Б&Ф: Несмотря на медленный рост в объеме кредитов, нет ли у Вас ощущения того, что былая эффективность развития банков будет падать?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Вы правы, в дальнейшем нас ожидает замедление факторов роста. И акционеры должны будут смириться с этим, привыкая к тому, что банк не может из года в год добиваться впечатляющих результатов, и особенно - увеличения прибыли. Бесконечного роста не может быть, потому что это напрямую взаимосвязано с конъюнктурой на рынке, которая не всегда благоприятствует высокой результативности. Иногда придется соглашаться  с тем, например, что текущая прибыль будет оставаться на уровне прошлых лет, а в лучшем случае она будет лишь немного превышать предыдущие ее показатели.


А для того, чтобы этот процесс был как можно мягче, а главное, менее ощутимым и  заметным для акционеров, мы хотим попробовать себя, свои силы и способности на других рынках, учитывая тот факт, что молдавский рынок очень маленький и на нем существуют определенные ограничения в развитии. Наша стратегия развития банка предусматривает решение конкретной задачи в этом направлении: открытие бизнеса за рубежом. В стратегии MAIB объявил себя региональной финансовой группой.  

Б&Ф: И когда, если не секрет, банк планирует сделать первый шаг в этом направлении?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Мы в команде считаем, что MAIB к этому готов. И сейчас, когда у нас есть цель и четкие представления о том, как ее достичь, а главное - хорошее финансовое состояние банка, мы стоим на пороге расширения деятельности за пределы Молдовы. Я надеюсь, что новые инвесторы, которые приобретут 41,09% акций, будут смотреть в этом плане с нами в одном направлении, имея такую же цель в своих стратегиях. И поэтому, я думаю, они одобрят открытие подразделения банка за границей.

Решая эту задачу, мы следуем по стопам наших клиентов, которые, развиваясь, открывают бизнес за рубежом. В этом процессе мы должны быть рядом с ними, чтобы продолжить оказывать всестороннюю финансовую поддержку родного и знакомого им банка и в других странах. И здесь мы для себя не видим никаких проблем в том, что касается тарифной политики, комиссий, процентных ставок, линейки продуктов или еще чего-то, что не позволило бы нам на равных конкурировать на новом рынке с другими банками. Я в этом плане не вижу для MAIB  проблем. Здесь есть вопросы законодательного характера, исполнения нормативов и регламентов регулирующих органов, сотрудничества с Национальным банком Молдовы (НБМ) и Центральными банками стран, где MAIB будет открывать свои подразделения.   

Б&Ф: Придание MAIB статуса «региональной финансовой группы» предусматривает и выход на региональный фондовый рынок?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Я думаю, что с учетом инвесторов, которые придут в банк, а также их стратегий развития, за очень короткое время бумаги MAIB могут котироваться и торговаться на фондовых биржах Европы. Я уверен, что это произойдет, потому что банк, благодаря своему качеству, готов осуществлять шаги в этом направлении и котироваться в листингах иностранных бирж.

Б&Ф: Есть ли у команды менеджеров MAIB эмоции в связи с предстоящим приходом иностранных инвесторов в капитал банка, и какого они характера?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Если вы в этом вопросе пытаетесь деликатно камуфлировать страх, то совершенно напрасно. Да, эмоции есть, что вполне естественно. Но никакой боязни у нас на этот счет нет. Я всегда отдавался работе, проходя разные этапы с разными акционерами. Мы всей командой решали главную задачу – успешную реализацию долгосрочной стратегии развития банка. Поэтому все внимание было сосредоточено на качественном управлении банком. И для нас не имеет принципиального значения вопрос, являются ли акционеры резидентами или нерезидентами. Мы все понимаем, что для нас главная задача не изменится, ее суть останется прежней - качественное управление и устойчивое развитие MAIB. Да, с приходом в банк прозрачных акционеров с высокой международной репутацией и имиджем на MAIB будут по-другому смотреть, у нас появится доступ к внешнему финансированию, чего в последнее время не было.

 

 

 

Б&Ф: Как правлению MAIB в этот сложный период удалось не ослабить требования к качественным параметрам банка?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Последние пять лет, несмотря на сложности с корпоративным управлением из-за вопросов к прозрачности группы акционеров, изменение и ужесточение регулирующего законодательства, негативный имидж банковской системы, мы доказали, что качественное управление дает результаты. Они в этом плане выгодно отличают MAIB от других участников рынка.

Судите сами: мы сумели сохранить лидерство банку на рынке, существенным образом нарастив его долю по основным показателям деятельности – активы, капитал, кредиты, депозиты, клиенты, прибыль. Но, пожалуй, самое главное наше достижение в этот период заключается в том, что нам удалось улучшить качество своего банка. Мы являемся успешной моделью банковского бизнеса, адаптированного к местному рынку, хотя, может быть, она еще не на все 100% совершенна. На нас смотрят и равняются другие. Это, между прочим, еще больше повышает ответственность команды за качественное и эффективное управление MAIB.

Именно поэтому решения, принимаемые командой управленцев, должны опережать идущие процессы на рынке, концентрируя все внимание коллектива на самом важном и главном, избегая всего того, что второстепенно и не актуально для клиентов.

Б&Ф: Насколько, в Вашем понимании, усилится конкуренция на рынке с приходом в молдавские банки иностранных финансовых учреждений?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Я призываю команду и коллектив, который превышает более 2,3 тыс. человек, не воспринимать грядущую конкуренцию как большой вызов. Мы не боимся конкуренции, потому что у нас есть главное: самая профессиональная команда, мы у себя дома и мы лучше других знаем особенности и преимущества нашего рынка. Да и банк настолько хорошо капитализирован, что он готов конкурировать на равных, что всегда было свойственно MAIB. И одна из наших многочисленных задач как раз и заключается в том, чтобы мы сумели этими преимуществами максимально пользоваться. Дома, как известно, и родные стены помогают.

Не менее важная задача – повысить требования к качеству. Это особенно касается высшего эшелона менеджеров, которые в буквальном смысле слова должны летать и схватывать все на лету для внедрения в наши бизнес-процессы. Это поможет нам сохранять MAIB таким банком, который отвечает запросам нынешних клиентов и тех новых потенциальных клиентов, которые придут в MAIB благодаря качественному обслуживанию и его популярности на рынке.

Б&Ф: Скажите, Вы никогда не ловили себя на мысли о том, что многие акционеры MAIB гордятся этим активом?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Я не побоюсь сказать эти громкие слова, что MAIB – это образец самой лучшей и самой эффективной инвестиции в нашей стране. MAIB всегда был интересным объектом для инвестиций, а на данном этапе этот актив достаточно привлекателен.

Б&Ф: В условиях, когда на рынке падает стоимость денег, какую депозитную политику проводит MAIB?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Что касается привлечения ресурсов на рынке, то мы всегда это делаем посредством глубокого анализа, чуткой и восприимчивой к ситуации ценовой политики. В конце мая банк в очередной раз понизил процентные ставки по привлекаемым депозитам, приведя в соответствие и процентные ставки по кредитам. Мы постоянно делаем это для еще большей привлекательности своих кредитных ресурсов, преследуя при этом две цели: рост  кредитного портфеля и снижение краткосрочной ликвидности. На данный момент объем «свободных денег», то есть «излишняя ликвидность», учитывая требования к обязательным резервам, составляет около 3 млрд. леев, что сравнимо примерно с одной третью «свободных денег» в целом по системе.

Б&Ф: Как Вы объясните то, что деньги - дешевеют, ресурсы – становятся доступнее, а кредитование не растет?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Мы мало говорим об этом, но должны признать, что бум роста кредитов по системе был обусловлен такими вещами, которые несвойственны для финансирования реального сектора экономики в классическом понимании кредитования. Некоторые банки пользовались так называемыми индивидуальными методиками с целым набором «особенностей» к ним. При среднесрочном, да и даже при долгосрочном кредитовании, банки прибегали к негласной процедуре «перекредитования», что, как правило, исключало погашение кредитов. И теперь, кода на рынке ужесточились требования к качеству управления банками, строгим стал надзор регулятора за кредитованием, ситуация радикально изменилась. Согласитесь, что нельзя выдать кредит на пять лет, и в течение трех с половиной лет получать только проценты по нему, а погашение тела оставлять на последние полтора года. Данный фактор, наряду с другими причинами, способствовал формированию кредитного «бума», которого мы сейчас не наблюдаем.

Необходимо обращать внимание и на наличие в реальном секторе экономики такого явления, как падение темпов спроса на кредитные ресурсы, а также наблюдающееся замедление инвестиционного финансирования проектов, предлагаемых бизнесом.

Б&Ф: У MAIB, наверное, доля такого рода кредитов была небольшой, если судить по тому, что банк избежал катастрофического сокращения портфеля?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Мы всегда строго подходим к качеству кредитования. На сегодняшний день, например, из нашего общего кредитного портфеля около 40% приходится по срокам погашения до двенадцати месяцев. Это говорит о высоком качестве кредитования, грамотном прогнозировании рисков и высокой оборачиваемости ресурсов. Именно благодаря такому подходу MAIB к кредитованию мы устойчиво снижаем показатель неблагополучных кредитов. На 31 декабря 2017 г. их объем составлял 11,58%, а по системе аналогичный показатель был 18,38%. По результатам первого квартала 2018 г. мы еще сократили данные кредиты, и теперь их доля в портфеле уменьшилась до 10,37%.

Б&Ф: Может быть, на показатель «плохих кредитов» влияют чересчур строгие требования Национального банка к их классификации?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Бесспорно то, что сейчас Национальный банк гораздо строже относится к оценке анализа рисков по кредитам, которые делают коммерческие банки. Это правильно и важно с точки зрения улучшения качества банков. Я не соглашусь с высказываниями о том, что показатели плохи из-за чрезмерно жестких требований со стороны НБМ. Здесь все необходимо рассматривать в совокупности, включая и клиентов банков, которые за последние 20 лет привыкли к такой кредитной политике. На примере нашего банка многие клиенты не всегда одобряли и соглашались с  призывами и рекомендациями о капитализации их бизнеса. А теперь они совершенно по-другому, в основном с благодарностью, расценивают наличие подушек безопасности для более уверенного противостояния финансовым кризисам. И хотя наши советы, которые мы давали 10-15 лет назад, не позволяли им каждый год получать дивиденды, зато теперь они себя чувствуют уверенно на рынке.

Б&Ф: Получается, что клиенты благодарны MAIB за то, что банк их заставлял улучшать финансовое положение бизнеса?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Да, такие примеры есть. Я вспоминаю, как неоднозначно реагировали на такие наши рекомендации корпоративные клиенты, которые тогда, может быть, не до конца понимали, зачем им капитализироваться. Но постепенно к ним пришло понимание того, насколько это важно и целесообразно в их деятельности. В этом плане банкир очень многим схож с доктором, который, прежде чем поставить пациенту диагноз, должен знать о его физическом состоянии практически все. Точно так же и нам приходится узнавать все подробности и детали о бизнесе клиента, чтобы своевременными профессиональными советами и достаточной финансовой поддержкой банка добиться хорошего результата, а главное, избежать неприятных потерь, когда оба и бизнесмен, и банкир - могут оказаться на мели.

 

 


Б&Ф: В последнее время для графического отображения конъюнктуры молдавского рынка характерны две особенности: растущая ликвидность банков и падающее сальдо кредитов, кривые которых движутся в противоположных направлениях. Как затормозить их движение, поменяв у ликвидности вектор с роста на сокращение, а у сальдо кредитов – с падения на рост?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Это непростая задача, решение которой зависит не только от банков, но и от реального сектора экономики и проходящих в нем изменений и реформ. По последним данным, на рынке сейчас более 9 млрд. леев свободных денег, что свидетельствует о чрезмерно высоком показателе ликвидности банков. Понятно, что  банки нуждаются в хороших проектах со стороны бизнеса, чтобы с учетом всех рисков их можно было кредитовать.

Мы сейчас активно работаем с историческими клиентами, включая корпоративных, в первую очередь с теми, кто заинтересован в увеличении бизнеса и его финансировании. Мы выявляем реальные финансовые потребности у данной категории клиентов для последующего кредитования.

В классическом понимании сути проблемы - ресурсы должны направляться в реальный сектор экономики, который с помощью кредитов увеличивает производство товаров и услуг, что отражается на внутреннем валовом продукте (ВВП). В ситуации высокой ликвидности мы сделали свой банк как никогда чутким и восприимчивым к появлению нового бизнеса, строительству новых объектов, проектам в аграрном секторе, а также в сфере потребительского кредитования. Особо в этом ряду выделяется линейка продуктов ритейла, разработанных и предлагаемых MAIB населению, финансирование которого в структуре портфеля банка заметно выросло.

Б&Ф: Насколько ощутимым оказался толчок ипотечному кредитованию за счет объявленной правительством программы Prima Casa?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Мы выдали уже более 20 таких кредитов на приобретение молодыми семьями собственного жилья. Их общая сумма превысила 11 млн. леев, да и в работе имеем почти столько же. Основываясь на информации из прессы, я могу сказать, что из всех выданных кредитов по банковской системе в рамках этой своевременной и востребованной рынком программы доля MAIB превышает 30%.

Б&Ф: Традиционно, с учетом специфики экономики РМ, аграрии жалуются на трудности с финансированием сельскохозяйственных работ. А теперь, когда ликвидность банков «зашкаливает», их аппетиты удовлетворены?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Аграрный сектор по-прежнему сохраняет свое стратегическое значение для нашей экономики. Но сейчас речь идет о выращивании в сельском хозяйстве качественной продукции, что значительно облегчает ее экспорт. Именно такое аграрное производство, с учетом выращивания экологически чистых продуктов, позволяет наращивать экспортный потенциал страны, доля которого в страны Евросоюза устойчиво растет и уже превышает 65%. Для нас работа в этом секторе очень важна, поскольку вся производимая в нем продукция продается. А это значит, что рисков кредитования в этом секторе заметно меньше.

Наше присутствие в аграрном секторе предусматривает стратегия развития банка, в которой речь идет о расширении доли MAIB в сельском хозяйстве, где сосредоточено большое количество наших клиентов, многие из которых являются корпоративными клиентами MAIB. Скажем, если речь идет только о выращивании сельскохозяйственных культур, то в портфеле банка на этот сегмент приходится около 10%. А если говорить об общем объеме всех кредитов по системе, выданных банками сельскому хозяйству, то на долю MAIB в нем приходится более 31%.

Б&Ф: Это много или мало для банка первой величины, каким является MAIB, в самом названии которого заложено аграрное направление?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Это зависит от стратегии в деле диверсификации кредитного портфеля, цель которой - уменьшение рисков. Доля кредитов в портфеле банка для аграрного сектора с учетом агропромышленного комплекса превышает 30%. В этом сегменте MAIB имеет самых подготовленных специалистов среди банков.

Б&Ф: Каковы сроки, на которые аграрии просят кредиты у MAIB?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Это могут быть самые разные сроки. Скажем, если речь идет об инвестиционном финансировании, то здесь сроки, конечно, длиннее. То же самое касается закупки импортных сельхозмашин и оборудования для переработки продукции, что априори не может окупиться за один-два года. В конечном счете все базируется на желании клиента, хотя мы всегда стараемся достаточно глубоко и детально просчитывать эффективность, чтобы точнее спрогнозировать и получить представление о реальной картине того, как будет развиваться бизнес, какова его продуктивность, каким будет процесс возврата кредита с последующим выходом бизнеса на полную самоокупаемость. Как правило, короткими кредитами MAIB финансирует недостающие объемы оборотных средств, что также очень важно для сохранения устойчивости и рентабельности аграрного бизнеса.

Я бы хотел отметить еще одну важную особенность в кредитовании MAIB сельского хозяйства. Мы рассматриваем развитие аграрного сектора экономики в тесной привязке и с учетом тенденций на мировом рынке. Количество населения на планете уже перевалило за 7 млрд. человек. В некоторых регионах наблюдается продовольственный кризис. Площади земель, особенно тех, где выращивают сельскохозяйственные культуры, не увеличиваются, наоборот, наблюдается тенденция к их сокращению. Поэтому в вопросе обеспечения человечества продовольствием немаловажную роль будет играть то, какие стратегии, субвенции и программы развития сельского хозяйства будут внедряться в Молдове и в странах этого региона. А банки в финансовом плане должны быть готовы к тому, чтобы поддержать этот сектор востребованными продуктами, в которых нуждаются и будут нуждаться аграрии.

Б&Ф: Давайте поговорим теперь о другой сфере – управлении банком. За счет чего, а главное, как менеджерам MAIB удается настраивать бизнес-процессы на то, что для рынка самое актуальное и востребованное, а для банка – максимально эффективное и результативное?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
За более чем 20-летний опыт работы в банке, замечу, в одном банке - MAIB, я и моя профессиональная команда поняли и хорошо знаем, что модель бизнеса должна быть чуткой к тому, что происходит в экономике, ее реальном секторе, на рынке потребительского кредитования. Эти знания помогают команде менеджеров добиваться того, что модель бизнеса MAIB все время направлена на максимальное удовлетворение запросов со стороны бизнеса. Именно это помогает банку предлагать клиентам и рынку актуальные и востребованные банковские продукты.

Б&Ф: MAIB сейчас внедряет новую организационную структуру банка, что она предусматривает?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Мы ее будем внедрять на протяжении всего 2018 г. и частично даже 2019 г. Новая структура разработана нами с помощью внешних консультантов, команда которых на протяжении более полугода работала в MAIB. Выработанные зарубежными экспертами предложения очень важны для нас с точки зрения оптимальной и эффективной внутренней структуры банка. К примеру, в феврале 2018 г. в рамках внедрения новой структуры мы реорганизовали департамент маркетинга, в том числе создали совершенно новые подразделения, такие, как управление процессами и проектами, департамент альтернативных каналов, пиар и связь с общественностью.

Новая организационная структура в конечном итоге преследует главную цель – радикального улучшения качества бизнеса, здесь я имею в виду качества бизнес-процессов в банке. Для этого сотрудники созданных подразделений, особенно департамента альтернативных каналов, находятся рядом с линиями бизнеса. Это нам необходимо для того, чтобы их оперативным вмешательством банк мгновенно реагировал на все запросы клиентов, предоставляя им те продукты, в которых они нуждаются здесь и сейчас.  

Б&Ф: Интересно, все ли подошло правлению из того, что предложили в структуре зарубежные консультанты?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Да. Если не вдаваться в чисто технические и профессиональные тонкости, то новая структура обеспечит совершенно другое качество, на которое мы переходим. Знаете, на протяжении 27 лет, сколько функционирует банк, многое IT-оборудование уже морально устарело. Поэтому мы и проводим модернизацию, в том числе уделяя большое внимание дигитализации, ведь за ней – будущее! Все это вместе взятое преследует цель упрощения в использовании гаммы продуктов банка. Вот почему пользование услугами MAIB станет для клиентов простым, удобным, легким и комфортным.

Б&Ф: В структуре идет речь о расширении или сокращении сети MAIB?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Сеть подразделений MAIB на данном этапе останется прежней. Если мы и будем ее расширять, то только за счет пунктов MAIB, работающих в режиме non stop (24/24). Они оборудованы всем необходимым, чтобы в любое время дня и ночи наши клиенты могли в таких пунктах осуществить операцию без присутствия банковского работника.
 
При довольно плотной конкуренции на рынке расширяться дальше практически уже нецелесообразно. Дальнейшее развитие возможно за счет роста реального сектора экономики, куда должны прийти новые инвестиции, качественное обслуживание, привлекательные банковские продукты, а также выход банка на другие рынки. Задача MAIB - быть готовым поддержать развитие и рост бизнеса за счет усовершенствования своих бизнес-процессов и повышения качества. Мы считаем это важным в связи с приходом на рынок зарубежных банков. Их появление держит нас в тонусе и хорошей форме, не позволяя нам расслаблений. Поэтому я с большой уверенностью могу сказать, что в конкурентной борьбе, которая грядет, мы станем еще сильнее, потому что будем востребованы преданными нам клиентами.

Б&Ф: Вы хотите сказать, что в MAIB не боятся предстоящей конкуренции?
 
Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Да! Мы конкуренции не боимся. Мы к ней готовы!

Б&Ф: Насколько усилится готовность MAIB к конкуренции с приходом в него  стратегических инвесторов?

Сергей ЧЕБОТАРЬ:
Мы еще не знаем, будут ли это стратегические инвесторы, но я не сомневаюсь в том, что эта готовность обязательно усилится. И во многом это будет зависеть от того, какие именно инвесторы зайдут в капитал банка после приобретения 41,09% его акций. Если судить об инвесторах, которые провели Due diligence (оценка банка), то потенциально в капитале MAIB могут появиться разные инвесторы, например, финансовые, а не того типа иностранных банков, которые уже зашли в некоторые молдавские банки и теперь интегрируют их в материнскую компанию. Вот в этом, собственно, может быть отличие между инвесторами, по крайней мере, на данном этапе времени.

Мы понимаем, что в этом плане нам придется конкурировать с иностранными банками, и мы к этому готовы. В то же время мы активно продолжаем инвестировать в информационные технологии и автоматизацию бизнес-процессов в банке.

Б&Ф: Спасибо Вам за интервью!■

 

 

Комментарии [12]

Прокомментировать
  • 17.06.2018 15:47:31
  • 18.06.2018 12:57:53 Elena
    Multumesc! Am citit cu mare interes despre MAIB, care este cea mai mare banca din Moldova.
  • 18.06.2018 13:02:10 Дмитирй
    Молодец Чеботарь, все расставил по полочкам, дав понять, что в деле конкуренции с егог банеом шансов на побуде - мало, если вообще они у кого-то есть.
  • 18.06.2018 15:08:21 Думитру
    Сквозь слов Чеботаря можно понять, что "игра" с приобретением лучшего банка Молдвы уже сделана, вернее, сценарий написан, и его осталось тольлко исполнить, если, кончно, исполнители все просчитали и не будут артачиться на этом пути. Но ждать осталось уже немного.
  • 18.06.2018 16:51:08 Иван
    За границу уже хочет выходить, а в Приднестровье сделать представителство, чтобы мы имели нормальный и надежный банк - не может. Почему? Ведь тут никаких евростандартов не нужно, просто делать быстрые расчеты и гарантировать населению левого берега Днестра вклады.
  • 19.06.2018 09:28:30 Здэнек
    Если им и выходить на международную биржу, то лучше всего на нашу, в Варшаве. Вот тогда акционеры этого банка заживут и будут находиться в постоянном тонусе от того, что их акции будут то расти в котировках, то - падать от каждой негативной новости из жизни эмитента.
  • 19.06.2018 09:31:00 Андрей
    Этот банк на самом деле представляет из себя самое выгодное и эффективное вложение средств, особенно для тех акционеров, которые все это приобретали по 5 леев за акци, которая теперь стоит 1450 леев, но реальная ее цена гораздо больше, примерно 3800 леев.
  • 21.06.2018 09:58:41 Лейла
    В одном и том же номере Чокля и Чеботарь, да еще госпожа САкс, и все косвенно ПОДОГРЕВАЮТ интерес к МАИБ, похоже, что здесь все было заранее спланировано и организовано, по крайней мере, такое создается впечатление.
  • 22.06.2018 10:22:27 Зосим
    О том, что инвестиция эта хорошая, и что ей цены нет в Молодве, можно будет ОКОНЧАТЕЛЬНО говорить лишь тогда, когда молдавские акционеры продадут свои акции хотя бы по 250 евро за одну акцию, уважаемый Сергей Ульянович!
  • 27.06.2018 12:11:41 Озя
    Как говоримтся, факт налицо, что актив - солиден и дорог, но как его продать, уважаемый господин анкир? Только, пожалуйста, не отсылайте меня на биржу, где за акцию дают 1350 леев, да и то, еще надо подождать покупатиеля, потому что более 1 тысячи акций продать по такой цене трудно. Но ведь эта цена выглядит смешно, когда балансовая стоимость акции приближается уже к 4 000 леев. И как быть, господин банкир?
  • 03.07.2018 12:54:20 Эндрю
    Пусть менеджер этого банка не переживает, его поставили на рельцсы продажи, с которых он уже физически не может СОСКОЧИТЬ, ну просто никак не может, и все тут.
  • 17.07.2018 16:39:49 Петр Иванович
    Скоро этот банкир переведет дыхание. Оне должен сказать, после всего, что пережил, раздумывая не одну бессонную ночь: "Все, банк переверную не самую лучшую страницу в свыоей истории. Перед ним теперь открылись большие возможности, которые сделают этот банк - символ станрны, НЕДОСЯГАЕМЫМ в прямом и переносном смысле этого слва". И будет на 100 процентов прав Чеботарь, если скажет это, потому что перед банком теперь все дороги открыты, и все они сулят ему развиите и успех.

Добавление комментария

© 2008 "БиФ"

 

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
14
Всего визитов на сайт:
1645389
Уникальных посетителей:
2715477
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro