Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_12_2020 (284), декабрь 2020

Моторы для экономики

Александра ТАНАС | Oблигации & Государство

Правительство готово вывести Молдову из «инвестиционной голодовки», выпустив эмиссию суверенных евробондов, чтобы с их помощью привлечь в страну полмиллиарда евро для важных инфраструктурных проектов. У премьер-министра Иона Кику эта заманчивая и привлекательная идея пребывает на последней стадии дозревания. И к тому моменту, когда она поспеет, в стране, быть может, прояснится политическое будущее парламентского большинства, что даст возможность привлечь в Молдову первые 500 млн. евро в качестве долгосрочных инвестиций молдавского государства, которые в таких объемах за 30 лет никто не делал.

Отсутствие у Молдовы прорывных для ее экономики инфраструктурных проектов происходило по причине порочного круга: готовых проектов не было, из-за того что у государства не хватало денег на их подготовку. А инвестиций на такие проекты Молдова не могла привлечь, потому что у нее не было привлекательных инфраструктурных проектов.

Скорее всего, что в ближайшем будущем премьер-министр Ион Кику публично заявит о намерении правительства выпустить эмиссию евробондов. Тем более что команда специалистов правительства вплотную занимается этим вопросом, и даже уже обсудила с гражданским обществом идею молдавского евробонда. Правда, все это было  в феврале 2020 г., когда страну еще не накрыл пандемический кризис.

В беседе о суверенных евробондах Молдовы главного редактора журнала Б&Ф Александра ТАНАС с государственным советником премьер-министра по экономическим вопросам Олегом ТОФИЛАТ аргументирована необходимость привлечения государством инвестиций за счет суверенных бумаг в инфраструктуру, что способно дать устойчивый рост экономике.


Б&Ф: Господин Тофилат, правда, что правительство провело презентацию планируемого размещения суверенной бумаги Молдовы для зарубежных финансовых экспертов?

Олег ТОФИЛАТ: Скорее зарубежные финансовые эксперты провели презентацию для правительства, объяснив, насколько международные суверенные облигации (они же евробонды) выгодны и возможны для нашей страны. И каким образом происходит эмиссия и размещение евробондов.

Б&Ф: Что служит главным обоснованием в деле эмиссии суверенных бумаг Молдовы?

Олег ТОФИЛАТ:
Признаем, что такого обоснования Молдове не хватало все прежние годы. Мало кто мог ответить, зачем молдавскому государству заимствовать на финансовых рынках по ставкам значительно дороже кредитов МВФ или Всемирного банка. Я бы назвал это «теоретической базой» под тезисы о привлечении за счет евробондов больших, по-молдавским меркам, денег для инвестиций в инфраструктуру.

Видение правительства в этом вопросе состоит в том, что сейчас наше государство должно обширно инвестировать в инфраструктуру. Потому как именно это будет мотором для экономического роста развивающихся стран в ближайшем будущем.

К сожалению, у нас в республике полномасштабное осмысление вложений в инфраструктуру отсутствует. То, что мы должны вкладывать в это дело большие ресурсы, вроде бы всем понятно. А как это осуществить, мы не особо-то и задумывались. Вот об этом-то и надо говорить сегодня.

Б&Ф: Правительство, к примеру, уже второй год подряд  делает инвестиции в ремонт дорог...

Олег ТОФИЛАТ:
Да, в последние годы мы направили в дорожное строительство немало средств, но это сложно назвать массированными инвестициями в инфраструктуру. Это, скорее, попытки сохранить то, что у нас уже есть. Проекты международных финансовых организаций помогают поддерживать в порядке дороги государственного назначения.

Что касается программы «Хорошие дороги», то это больше инвестиции в присутствие государства в территориях. Сама идея программы «Хорошие дороги» у бывшего правительства заключалась в том, чтобы показать свое присутствие в каждом сельском совете и что у государства, наконец, появилась возможность что-то сделать в каждом населенном пункте. Но если оценить экономический эффект от таких проектов, вряд ли его можно назвать весомым. Это, скорее, эффект психологический, чтобы не назвать его электоральным.

А в том, что касается серьезных вложений в инфраструктуру, то в РМ их не было со времени получения  независимости. Очень четко по этому поводу в наш адрес высказался Международный валютный фонд (МВФ), показав на графике, где Молдова находится по сравнению с остальными странами региона. Причем это касается как стран с развивающимися экономиками, так и стран Евросоюза с уже развитыми экономиками.

Б&Ф: И что показывает этот график?

Олег ТОФИЛАТ:
Ну, например, количество учителей на 1000 человек населения. Их в странах Евросоюза в два раза больше, чем у нас. Электроэнергии на душу населения мы производим раза в три меньше, чем Европа. Я уже не говорю про доступ к питьевой воде и канализации, где у нас это значение на уровне 65%, а в странах ЕС данные показатели превышают 95%.

Б&Ф: Вы же согласитесь, что никого в РМ не надо убеждать в целесообразности инвестиций в инфраструктуру, но, тем не менее, их нет. Наверное их нет потому, что у государства нет ресурсов, а частные инвесторы без активной позиции государства в этом вопросе проявляют робость, и пока что не принимают никакого участия.

Олег ТОФИЛАТ:
МВФ на конкретных аналитических выкладках показывает, какие амбиции должна иметь Молдова в этом плане. Например, на 2012-2014 гг. в среднесрочном бюджетном планировании правительство предполагало, что будем вкладывать от 5% до 6% ВВП в инфраструктуру. Но уже в следующее бюджетное планирование 2013-2015 гг. Молдова подсократила этот показатель, а потом его постоянное «урезание» стало еще больше. В целом последние 10 лет планы бюджетных ассигнований на инвестиции крайне неоднородны, отсуствует их единое видение.

А вот красная линия на графике четко показывает, что РМ реально инвестировала в инфраструктуру всего 3-4% в год. Такой объем практически меньше, чем естественный износ этой самой инфраструктуры. В реальности получается так, что, несмотря на большое отставание в наличии и в качестве инфраструктуры, Молдова в этот сектор вкладывала очень мало, да и то нехотя.

Обиднее всего то, что республика не только мало инвестирует, но и больших амбиций в этом плане не имеет. Мы даже не пытаемся мечтать о направлении 10% ВВП в инфраструктуру - вот что меня расстраивает.

Б&Ф: Причина, опять же таки, всем ясна: откуда взять ресурсы?

Олег ТОФИЛАТ:
Да, я согласен, что ресурсов у государства мало. Но это опять похоже на заколдованный круг: экономика неконкурентоспособна из-за неразвитой инфраструктуры, а на инфраструктуру нет средств из-за слабенькой экономики. Верный вариант выхода – привлечь средства, привести в порядок инфраструктуру и тем самым добиться увеличения ВВП.
Исследования МВФ показывают, что в странах нашего региона каждый доллар, вложенный в инфраструктуру, даёт немедленное увеличение ВВП в 60-80 центов. Настало время быть смелым, рассудительным, ответственным.

Мы настолько ограничиваем себя в своих начинаниях, что больше, чем 6% ВВП, даже никогда и не планировали инвестировать в инфраструктуру. В то время как реальное исполнение планов всегда сводилось к привычным уже 3-4% ВВП. И откуда тогда взяться современным школам и больницам, очистным сооружениям и системам орошения, дорогам и железным магистралям, логистическим центрам и промышленным платформам?..

Еще хуже у нас обстоят дела и c планированием инвестиций в инфраструктуру. Если, например, мы сегодня скажем чиновникам: вот вам ресурсы, как говорится, гора денег на столе - то вкладывать все равно будет не во что. Опять замыкается круг: готовых проектов для развития инфраструктуры нет в наличии из-за того, что у государства нет денег на их подготовку, а денег мы не можем привлечь, потому что у Молдовы нет готовых проектов для внедрения.

Здесь важно отметить, что проект по инфраструктуре имеет весьма короткий срок годности. Потому как проект,  который выполнен, скажем, пять лет назад,  необязательно годится для экономики и страны сегодня.
Кроме того, разработка проектов - это весьма и весьма дорогое дело. Новый проект современной больницы, магистрального водопровода, реабилитации железнодорожного коридора – все это стоит больших денег.
К сожалению, мы как государство ограничились инвестициями из повестки международных финансовых организаций. Так вышло, что МВФ, Всемирный банк, другие международные финансовые организации даже подгоняли Молдову в плане инвестиций в стратегические отрасли и в инфраструктуру, вместо того чтобы мы сами выступали локомотивом.

Потому что так проще: для банков  -   не проблема выделить средства на аналитические документы и на разработку проектов. А то, что находится вне повестки международных финансовых структур, у нас вообще попросту забывалось. Именно целеустремленное наращивание инвестиций в создание благоприятной среды в Молдове - для жизни людей и для развития современного бизнеса - и является главным фактором экономического развития по  убеждению премьер-министра Иона Кику.

Б&Ф: Обсуждая инвестиции в инфраструктуру, правительство рассматривает только их экономический аспект, или во внимание берется и их социальная составляющая?

Олег ТОФИЛАТ:
Инфраструктура важна не только с точки зрения развития экономики, модернизации страны, но еще и с точки зрения качества жизни людей. Мы можем иметь прекрасную инфраструктуру для бизнеса, деловую среду, но нас погубит слабая инфраструктура социальная - всё то, что связано с образованием, здравоохранением, развитием личности, досугом и отдыхом людей.

Не стоит забывать, что один из главных ресурсов развития государства - это люди. И люди хотят быть здоровыми, образованными, счастливыми. А если социальная структура отстает, то люди, даже с хорошими заработками,  будут молча уезжать из страны. Вот почему премьер-министр  ставит задачу вложения в инфраструктуру примерно 10% ВВП.

Б&Ф: Речь идет о том, чтобы в год вкладывать $1-$1,2 млрд.?

Олег ТОФИЛАТ:
В настоящее время Молдова вкладывает на уровне 3% ВВП - $700-800 млн. ежегодно. Нам необходимо добавить еще 4-5% по капитальным вложениям. Я не говорю, что мы все это должны сделать буквально с первой попытки и с первого года.

Молдова в настоящее время попросту не готова к такому объему инвестиций: ни как государственный аппарат, ни как общество, ни как страна, которая  желала бы притягивать инвестиции. Нам к этому еще предстоит добраться и осознать значимость инвестиций. Но у нас должны быть здоровые амбиции в этом плане. Я имею в виду и граждан и государство.

На уровне государства необходимо думать о рабочих местах, об уровне жизни, качественной деловой среде. Вместе все это готово дать результат. Можно быть хорошо оплачиваемым, но при этом не особенно удовлетворенным работой. Не стоит также упускать из виду такое важное направление, как доступ к ресурсам - к электроэнергии, воде, канализации, что представляет собой современная и развития инфраструктура. Не менее важным аспектом здесь выступает и доступ к современным технологиям, инновациям, капиталу.

Б&Ф: Что конкретно в этом плане правительству рекомендует МВФ?

Олег ТОФИЛАТ:
Вот, например, такой график – объем инвестиций, необходимый для развития инфраструктурных проектов. Азия, Северная Америка, Европа – все вместе это составляет 90%. Хотя наибольшее отставание - в Африке и Южной Америке. Коллеги из МВФ показывают, что в постоянное развитие инфраструктуры вкладывают те страны, у которых она  уже и так неплохо развита.

Вот почему Молдове надо готовить привлекательные проекты для инфраструктуры, ибо при отсуствии проектов даже не стоит ожидать развития. Анализ экспертов МВФ показывает глобальный тренд в этом плане. Ну, например, что происходит с долгом государства в сравнении с ВВП. С 2010 г. в этом плане значительно выросли Европа и Ближний Восток.

Б&Ф: Вы имеете в виду рост долгов государств по сравнению с объемами их ВВП?

Олег ТОФИЛАТ:
Да. И логика здесь в том, что деньги на инфраструктуру не появляются просто так. Чобы построить автомагистрали, системы орошения, современные школы и больницы – надо взять в долг. В этом плане все происходит примерно, как в планировании на уровне семьи. Хочешь разжиться хорошей, комфортабельной недвижимостью - надо занять для этого денег. Или же придется ютиться в прежних условиях, лелея надежду, что когда-нибудь удастся собрать необходимые для этого средства.

Нам, людям, свойственно предпочитать пользоваться благами и удобствами сегодня, а не в неопределенном будущем, когда накопим достаточно денег. Если же на эту проблему смотреть глазами экономиста, то становится понятно, что при повышении качества инфраструктуры у нас существенным образом будет расти ВВП – потому что мы сможем производить больше, быстрее, качественнее, дешевле.

А как же долги? Как их отдавать? Долг измеряется в способности государства его оплатить. Вложив сегодня 10% ВВП в инфраструктурные проекты, имея при этом рост продукта на уровне 5-7% в год, уже лет через 10 задолженность будет гораздо меньше, чем она представляется на данный момент. Практически 2 млрд. евро сегодня – это 10% от ВВП, а через 10 лет при ежегодном росте в 7% - всего 5% от ВВП. Ну или 6% от ВВП, если 10 лет расти по 5% в год.

С точки зрения классического финансирования, в Молдове практически отсутствуют частные инвестиции в инфраструктуру. Наверное, еще и потому, что Молдова – страна с очень маленьким рынком. Правда, кроме этого, не стоит забывать, что пока еще серьезные западные инвесторы не торопятся заходить на молдавский рынок.

Б&Ф: Вы в правительстве знаете почему?

Олег ТОФИЛАТ:
Этого не происходит из-за того, что вести бизнес в РМ пока еще сложно. Молдавским инвесторам трудно убедить своих партнеров за рубежом, что в Молдове будут  беспрекословно исполняться  контракты. Причина – судебная система у нас работает так себе. Грубо говоря, но  мягко выражаясь, она могла бы работать лучше.

Качество правосудия – это головная боль не только правительства и власти. В этом должно  быть заинтересовано все общество, чтобы раз и навсегда решить вопрос с правовой реформой. Ведь все мы прекрасно понимаем и осознаем, что без приличного правосудия в Молдове частные инвестиции к нам не придут, а если и будут приходить, то они будут ограниченными и волатильными.

Б&Ф: А как же частное и государственное партнерство?

Олег ТОФИЛАТ:
Примеры есть, но вот похвастать в этом инвестиционном сегменте, к сожалению, нечем. Наверное, порт Джурджулешть можно было бы назвать положительным примером... если бы не события последних лет.
Из-за этого Молдова в основном держится на проектах, финансируемых международными финансовыми организациями.

То, что нам предстоит делать смелее и громче, так это занимать ресурсы как внутри страны, так и на международных финансовых рынках. А это – суверенные евробонды и облигации государства.

По внутренним облигациям есть существенное развитие. С одной стороны, все, казалось бы, хорошо с той точки зрения, что количество и объемы ценных бумаг растут, а процентная ставка падает, и это очень выгодно для государства. Но, с другой стороны, бумаги пока что обезличены в том смысле, что это транзакции исключительно между государством и коммерческими банками. Следующим шагом, наверное, надо будет шире открыть ГЦБ для всего общества, чтобы стимулировать население вкладывать сбережения в государственные облигации.

А в том, что касается международных ценных бумаг – евробондов, то здесь мы еще ничего серьезного по большому счету не начинали. Молдова в этом плане просто белое пятно на международных финансовых рынках. А ведь практически все наши соседи в регионе присутствуют на рынке облигаций.

 

 

 

Б&Ф: Что, на ваш взгляд, такое присутствие дает государству и его гражданам? Естественно, кроме денег...

Олег ТОФИЛАТ:
Во-первых, такое присутствие облегчает выход на рынок молдавских корпоративных бумаг.

Б&Ф: Как, например, сделала группа компаний Trans Oil?

Олег ТОФИЛАТ:
Да, но когда эта компания выходила на рынок, ей пришлось размещаться под высокие проценты, в том числе и потому, что на рынке не было бумаг молдавского государства. Для большинства отечественных заемщиков это совершенно неподъемные проценты, если брать в расчет нынешний курс государственных облигаций в Молдове.

Те международные  банки, с которыми мы консультировались про международные рынки облигаций, объяснили, что при наличии на рынке суверенных ценных бумаг курс размещения корпоративных бумаг молдавских компаний будет ниже примерно на 3-4%.

Скажем, если посмотреть на объем привлеченных средств Trans Oil в объеме $300 млн., то 3% с этой суммы позволяют экономить $9 млн. в год.

Б&Ф: Но в компании считают, что, несмотря на такую доходность, для группы это гораздо лучше, чем работать с банками, занимая деньги на год-два.

Олег ТОФИЛАТ:
Когда у тебя проекты, превышающие $100 млн., то финансирование в молдавских банках практически невозможно – не вписывается в пруденциальные ограничения Национального банка. А взять большую ссуду в немецком банке не получится, потому что немецкий банк не возьмет залог на территории Республики Молдова. Вот и получается, что для того, чтобы построить современное производство в $100 млн., примерно $50 млн. придется инвестору вложить капиталом, то есть – из собственного кармана. В то время как в соседней Румынии он, скорее всего, обойдется $10 млн. капитала, а остальное займет. И кредит будет гораздо дешевле, чем у нас. Следовательно, крупные проекты для корпоративных компаний тяжело финансировать еще и по причине того, что родное государство не выходит на международный рынок ценных бумаг.
Поэтому необходимость присутствия на финансовых рынках обусловлена не только тем, что Молдова как государство получит шанс вложиться в инфраструктурные проекты за счет привлеченных средств от евробондов, но еще и тем, что мы поможем корпоративным клиентам выйти со своими бумагами на зарубежный рынок.

Б&Ф: Почему государство не беспокоит скудный набор финансовых инструментов на рынке?

Олег ТОФИЛАТ:
Реально сейчас выходит, что мы предлагаем международному корпоративному инвестору вкладывать капитал в страну с весьма сомнительным правосудием, что автоматически сказывается на риске страны, повышая доходность (точнее говоря - стоимость) суверенной бумаги на 5-6%. Есть банковские кредиты, и больше ничего.

Следует признать, что и с молдавскими банками работать сейчас стало непросто. А все потому, что за последние годы регулятор серьезно поработал над качеством кредитования. Надзор  НБМ сейчас строжайший, соответственно, инвестор сталкивается со сложностями при кредитовании. Получается, что мы, улучшив надзор и качество балансов банков, «платим» за это явным понижением предпринимательской активности. Лет через 5-7 банки окрепнут и вырастут, станет проще, но и государству надо действовать, а не ждать.

Вот почему, открывая для государства международный рынок облигаций, мы открываем двери и для корпоративных компаний, помогая экономическому росту в стране.

Б&Ф: Закономерный вопрос: знает ли правительство, почем могут быть евробонды Молдовы?

Олег ТОФИЛАТ:
Вот мы, наконец, к этому вопросу и добрались. По сути, когда мы в правительстве консультировались с международными банками, которые помогают странам размещать облигации, включая и банк, который вел Trans Oil, они нам сказали, что рассчитывать мы должны на коридор в 2,5%-3,5% в евро.

Однако разговор был до пандемии, когда на рынках было сравнительно меньше денег. Во время пандемии западные страны выбросили на рынок огромное количество ликвидности, и процентные ставки еще больше упали с тех пор. Я думаю, что коридор в 2,5%-3,5% вполне реален для Молдовы. Например, в октябре на рынке разместился Узбекистан на 300 млн. евро. Они выпустили небольшую эмиссию, и с ее помощью покрыли  предыдущую, которая была дороже.

Б&Ф: А как на это смотрят международные партнеры, прежде всего МВФ?

Олег ТОФИЛАТ:
Недавно МВФ выпустил серьезную разработку для стран Центральной и Восточной Европы, в которой показал влияние инвестиций на инфраструктуру и прогнозируемый экономический рост в период пандемии и после COVID-19. В этом документе эксперты фонда показали, что для государств региона исключительно важно сейчас вкладываться в инфраструктуру.

В большинстве стран с развитой экономикой отдача от инвестиций не столь очевидна, потому что у них она и так достаточно развита. Каждый евро, вложенный в инфраструктуру, приносит меньшую отдачу, потому как там, в плане инфраструктуры, уже практически все есть.

Это примерно, как у вас, скажем, имеется полный гардероб одежды. И вот вы добавляете новый костюм к 20 приличным костюмам в наличии. Скорее всего, окружающие не заметят, что вы стали лучше одеваться, ибо и так было неплохо. А вот когда у человека всего лишь пара видавших виды костюмов, и он покупает новенький наряд, то его внешний вид заметно преображается. А денег это стоит, что в первом случае, что во втором, – одинаково.

Вот почему МВФ буквально подталкивает страны, рекомендуя им не ждать лучшей погоды, а самым серьезным образом заняться инвестициями в инфраструктуру.

Б&Ф: Что показывает присутствие на рынке стран - соседей Молдовы?

Олег ТОФИЛАТ:
На этом рынке есть белорусы, украинцы, албанцы. Что касается Албании, то она разместилась ниже, чем под 2%. Правда, у них рейтинг лучше, чем у Молдовы.

Б&Ф: Для выпуска еврободнов Молдове понадобятся свежие рейтинги?


Олег ТОФИЛАТ:
Да. У нас уже есть рейтинг Standard & Poor’s. И мы уже заключили соглашение с Moody’s, потому как необходимо иметь как минимум два рейтинга перед размещением.

А потом есть определенная процедура эмиссии, которая практически одинакова для всех стран. В чем она различна, так это во внутреннем законодательстве, которое необходимо соблюсти. Молдавское законодательство предусматривает, как страна может брать в долг  у международных заемщиков.

Но законодательство Молдовы не приспособлено для операций с евробондами, поскольку республика не присутствовала на международных рынках. Единственные евробонды мы размещали в 90-х годах ХХ века, и история оказалась не совсем успешной. Но этому были объективные причины, мы тогда только начинали становиться государством, с одной стороны, а с другой стороны - кризис 90-х годов был очень болезненным. Да и экономика Молдовы в то десятилетие переживала страшные перемены, когда разрывались производственные цепочки.

Б&Ф: Между прочим, размещение было недешевое, процентная ставка по бондам была на уровне 7,5%.

Олег ТОФИЛАТ:
Просто в то время и деньги стоили дороже. Как эталон можно рассмотреть казначейские обязательства ФРС. Их доходность в конце 90-х была на уровне 5-6%, далеко от нынешних 0,7%.

Но когда мы говорим «дорого» это или нет, нам надо смотреть: а куда, собственно, мы вложим привлеченные деньги? Потому что если рентабельность инвестиций выше, чем процентная ставка по бондам, то понятно, что это выгодно. Например, экономическая рентабельность инвестиций в дороги составляет 12%-15%.

И когда мы вкладывает деньги, которые нам обошлись в 3,5%, в проекты, приносящие 15%, наша выгода составляет 11,5% годовых. Поэтому естественно, что в таком случае имеет смысл инвестировать, причем как можно больше. Кое-кто в Молдове может возразить: а если бы мы взяли в Мировом банке, то нам бы обошлось не 3,5%, а только 1,5%.

Но здесь речь совершенно про другие ресурсы. Когда у нас срочный проект, который не вызывает сомнений по своей выгоде, и всем понятно, что он дает 15% экономической выгоды в год, то лишние два года переговоров с Мировым банком ведут к упущенной выгоде по такому проекту.

Сейчас Молдове выгодно разместить евробонды, что вовсе не мешает дополнить полученные ресурсы деньгами международных финансовых институтов, чтобы обеспечить прогресс инвестиций в инфраструктуру.

Я бы хотел отметить, что в вопросе оценки эффективности инвестиций в инфраструктурные проекты имеются важные моменты, которые мы не должны сбрасывать со счетов.

Б&Ф: Какие же?

Олег ТОФИЛАТ:
Первый касается мультипликационного эффекта. Если мы вкладываем 100 млн. леев в строительство современной больницы, то на практике эта инвестиция дополнительно «отработает» в национальной экономике. Ведь определенный перечень работ выполнят молдавские компании и предприятия. И даже если генеральный подрядчик будет международный, все равно часть работ будут делать местные компании, материалы будут закуплены у молдавских предприятий. Поэтому 100 млн. леев может иметь мультипликативный эффект практически на такую же сумму в ВВП Молдовы.

МВФ говорит о примерной цифре в 0,6-0,8%. Проще говоря, каждый процент ВВП, вложенный в инфраструктуру, ежегодно повышает валовой продукт на 0,6-0,8%, в зависимости от способности страны внедрять такого рода проекты и эффективности  государственного управления.

Б&Ф: И что, такой эффект возможно получить даже в Молдове?

Олег ТОФИЛАТ:
Мы остаемся реалистами: по качеству государственного управления нам еще есть куда развиваться. Но в том, что касается инвестиций, нам однозначно надо дерзать. И в отсуствия значимых проектов у нас не может получиться качественного государственного управления, потому что способному и талантливому чиновнику скучно в государственном аппарате.

Если называть вещи своими именами, то, по правде говоря, у нас ничего значимого и важного не происходит в управлении. К сожалению, мы боремся из года в год за то, сколько дать аграриям на преодоление последствий от засухи и града, решая, сколько это должно быть: 300 или 500 млн. леев?

Выходит, что жаркие политические схватки происходят за какие-то 5-10 млн. евро. Но пока что правительству очень сложно изыскать даже эти 5 млн. евро. И поверьте, эти споры и концентрация усилий на сиюминутной выгоде не помогут нам через год разобраться в аналогичной ситуации. Надо понимать, что именно мультипликативный эффект при инвестициях в инфраструктуру, с одной стороны, и выгода от их использования - с другой,  дадут хороший экономический эффект, который так необходим сейчас Молдове.

Б&Ф: Не терпится узнать про объем бондов и на какой срок их предполагается размещать.

Олег ТОФИЛАТ:
Эмиссия меньше, чем на 500 млн. евро смысла не имеет. Потому что сама стоимость услуг консультантов по сопровождению эмиссии обойдется слишком дорого. Вот почему для Молдовы объем евробондов на 500 млн. евро - это самый удобный и оптимальный минимум.

Б&Ф: На какой срок правительство хотело бы разместить бумагу?

Олег ТОФИЛАТ:
На семь лет.  Можно, конечно, и больше и меньше, но обычно семь лет считается оптимальным сроком. Как правило, эти деньги не возвращаются. За счет выпуска новой эмиссии ее деньгами погашается первая эмиссия.

Б&Ф: Есть ли у правительства представление о том, в какие отрасли и проекты будут направляться инвестиции?

Олег ТОФИЛАТ:
Прежде всего инфраструктура. Тем не менее, инфраструктура - весьма широкое понятие.

Б&Ф: Насколько?

Олег ТОФИЛАТ:
Мы в правительстве разбили инфраструктурные проекты на четыре группы: логистическая, социальная, промышленная, коммунально-градостроительная. Смысл классификации в том, что у нас должно быть видение и представление о том, как обеспечить гармоничное развитие, инвестируя столь большие деньги.

Без солидных и постоянных инвестиций в инфраструктуру мы не двинемся вперед. А для того, чтобы двигаться, нам надо иметь качественное управление экономикой.

С одной стороны, это означает подготовку достойных проектов и осуществление финансирования, а с другой - внедрение проектов. Оно в Молдове тоже оставляет желать лучшего. Если, например, посмотреть, как у нас реализуются проекты по обновлению дорог, то буквально все они продвигаются с опозданием: либо огромным, либо значительным, либо в лучшем случае - небольшим. Почему? Потому что у государственных структур нет опыта работы в едином и слаженном механизме. Всегда чего-то да не хватает, что и приводит к сбою и отставанию.

У нас проблема и с подготовкой проектов, которые до 100-процентной готовности проходят несколько важных этапов, каждый из которых весьма затратен. Тендерная документация и сам проект стоят больших денег. Под все это нужно финансирование, которое бюджет не выделяет. Для этого в государстве должен быть иной подход, без которого мы не сможем осуществить качественный прорыв в деле объемных инвестиций в инфраструктуру.

И здесь не важно, какого цвета правительство и разделяет ли оно правые или левые идеи. Модернизацией страны обязано заниматься любое правительство, иначе Республика Молдова окажется неконкурентоспособной в сравнении с другими странами региона.

Б&Ф: А можно параллельно заниматься подготовкой эмиссии евробондов и проектами, в которые будут направлены привлеченные деньги в виде инвестиций государства?

Олег ТОФИЛАТ:
Несомненно! Мы плотно поработали с министерствами, попросив их представить в идеальном свете то, что бы они хотели в своих отраслях внедрить в первую очередь. Сейчас мы собрали 120 таких проектов. Они разные по объемам финансирования и срокам внедрения - от 50 тыс. евро и до сотен миллионов евро.

Б&Ф: А какова общая стоимость этих проектов?

Олег ТОФИЛАТ:
Примерный их объем 15,8 млрд. евро. Но проблема в том, что далеко не все представленные проекты достаточно зрелые. Из того, что у нас есть приоритетного и готового, в объеме инвестиций это тянет больше, чем на 1 млрд. евро. Это проекты в здравоохранении, образовании, сельском хозяйстве, окружающей среде, социальной инфраструктуре, транспорте...

Готовых проектов первой категории приоритетности у нас на 405 млн. евро. Это индустриальные платформы, инфраструктура порта в Джурджулешть, здравоохранение. Можно сказать, что это проекты, в которые в течение года можно было бы начинать вкладывать серьезные инвестиции.

Если у нас будет полная ясность с проектами, имеющими экономическую отдачу, и их внедрение не будет вызывать ни у кого сомнений, то деньги на их реализацию всегда найдутся. При благоприятных условиях мы сможем привлечь в ближайшие восемь лет финансирование на инфрастуктурные проекты в размере 40% своего ВВП. Это отличный стимул для министерств, чтобы серьезно готовиться и стремиться получить финансирование для таких проектов.

Б&Ф: Вряд ли до конца 2020 г. будет идти речь об эмиссии евробондов.

Олег ТОФИЛАТ:
Нет, конечно. И прежде всего потому, что у нас есть закон 419/2006 о  государственных займах и гарантиях. В нем расписано, как государство может занимать деньги, и ради одной эмиссии надо 3-4 раза пройти через парламентское голосование. Естественно, что в нынешних условиях это - за гранью фантастики. Надо строго действовать согласно всем предписаниям этого закона, или же попытаться вносить в него поправки. Я лично за поправки – иначе мы рискуем провалить эмиссию на последнем этапе, понеся при этом все расходы для ее сопровождения.

Б&Ф: А разве закон не разрешает занимать на внешнем рынке?

Олег ТОФИЛАТ:
Разрешает, но эмиссию бондов надо включать в государственный бюджет. Это значит, что необходимо будет пройти через сложную процедуру парламентского обсуждения бюджета. Сама идея эмиссии и тендера на выбор компании, которая бы консультировала правительство в размещении бондов, тоже требует согласия парламента, поскольку это связано с оплатой министерством финансов ее услуг. Да и сам проспект размещения также необходимо утверждать в парламенте.

Получается, что правительство первый раз идет в парламент, чтобы поправить закон о бюджете, где будет написано, что министерство финансов хочет столько-то денег занять на международном рынке, потратив привлеченные деньги на конкретные проекты. Второй раз надо идти и сказать, что для размещения эмиссии нужны юридический консультант и консультант по размещению бондов. После того, когда банк-консультант и юридический консультант разработают инвестиционный проспект эмиссии, его тоже надо одобрять в парламенте, прежде чем запускать в работу механизм размещения бондов. И после всего еще раз в парламенте понадобится ратификация эмиссии.

Выходит, что всего четыре раза надо проходить через парламент. Нам представляется это достаточно рискованной процедурой, которая не прибавляет гарантии обществу, но зато практически сводит на нет старания правительства в плане привлечения полмиллиарда евро. Четыре раза проходить через парламент, учитывая качество нынешнего законодательного органа, в котором к тому же нет четко зафиксированного правящего большинства, выглядит просто нереально.

Б&Ф: А какой есть другой вариант?

Олег ТОФИЛАТ:
Есть, он связан с процедурой изменения законодательства таким образом, чтобы нести в парламент документы об эмиссии евробондов один раз. Ну какой резон утверждать в парламенте инвестиционный проект? Ведь эти проекты стандартны. Это своеоб-разный макроэкономический отчет, который готовится иностранным банком-консультантом.

Нет большой надобности и в одобрении парламентом размещения эмиссии, раз уж законодатели дали правительству добро на это в государственном бюджете. Вот почему нам представляется, что нет смысла еще раз спрашивать разрешения парламента на заключение контракта с юридической компанией, которую министерство финансов отберет для размещения эмиссии.

Мы в правительстве считаем, что если уж разрешено включить в государственный бюджет сумму от размещения евробондов, значит, необходимо разрешить министерству финансов провести отбор юридической компании и банка-консультанта. Главное, чтобы это было прозрачно и соответствовало всем прописанным на этот счет процедурам.

Б&Ф: И все-таки, когда реально эмиссия евробондов может быть размещена?

Олег ТОФИЛАТ:
Мне сложно сказать. Но рано или поздно мы как общество к этому доберемся. Все равно нам необходимо финансирование инвестиций. Мы все должны быстрее взрослеть и понять, что нам следует развивать свою страну.

Б&Ф: Если представить, что поправки в закон 419 будут проделаны быстро, сколько времени понадобится на подготовку и размещение евробондов?

Олег ТОФИЛАТ:
Банки, с которыми мы ведем переговоры, говорят, что с момента, когда есть политическая воля властей, за три-четыре месяца можно разместить суверенные бонды. Просто на рынках есть так называемые менее и более желаемые окна для размещения, поэтому время может занять до полугода, поскольку в июле-августе не самый подходящий момент для этого. Скажем, если эмитенту захочется в апреле-мае, поскольку так у него сложатся обстоятельства, то наверняка консультанты посоветуют и убедят его в том, что раньше сентября размещение никак не получится.

Б&Ф: Если рассуждать гипотетически, кто может купить суверенную бумагу Молдовы? Пожалуйста, только не говорите, что «кто угодно».

Олег ТОФИЛАТ:
Действительно, их может приобрести кто угодно, но прежде всего это будут инвестиционные и пенсионные фонды, а также банки. Среди них особняком будут стоять те инвесторы, кто голоден до высоких ставок. Будут и фонды, которые управляют богатством определенных персон. Как правило, часть таких ресурсов они позволяют себе направлять в более рискованные активы, которые, конечно же, и более доходны. Скажем, Goldman Sachs как-то разберется с этим риском, тем более что объем таких бумаг у него в портфеле несуществен.

Б&Ф: Когда вы говорите «рискованная бумага», то это вовсе  не означает, что она «мертвая»?

Олег ТОФИЛАТ:
Ни в коем случае. Риск связан только с тем, что теоретически возможно наступление такой ситуации, при которой молдавское государство по стечению ряда неблагоприятных обстоятельств может объявить дефолт. Но даже при этой неприятной для Молдовы и держателей ее бумаг ситуации все равно будут переговоры, договоренности и реструктуризация.

Я бы хотел заметить, что не надо думать о какой-то стране, которая скупит все наши суверенные бумаги и потом закабалит Молдову. Это совсем не  так. Евробонд размещается по лондонским правилам, поэтому держатель бумаг действует прозрачно, соблюдая определенные процедуры и правила. Там все делается максимально прозрачно. Это значит, что при эмиссии в 500 млн. евро примерно 2-3% приходится на стоимость услуг по размещению бондов.

Б&Ф: А отечественные корпоративные инвесторы могли бы купить суверенную бумагу РМ?

Олег ТОФИЛАТ:
Теоретически – да, но только при условии вывода капиталов, заинтересованные в молдавском евробонде. Ведь они легко могут приобрести на внутреннем рынке ценные бумаги государства за рубеж. Но я не думаю, что внутри страны существуют инвесторы.

Б&Ф: Спасибо вам за содержательную беседу!■

 

Комментарии [6]

Прокомментировать
  • 21.12.2020 20:55:01
  • 22.12.2020 12:25:12 Елена
    Так почему так долго тяните резину с евробондами?
  • 22.12.2020 12:35:08 Сергей
    Не так все это легко и просто, господа, особенно для Молдовы с учетом ее нынешней политической и социально-экономической ситуацией.
  • 26.12.2020 13:51:41 Ярослав
    Хороше дело, но с ним придется ОТЛОЖИТЬ все как минимум на полгорда, а то и больше.
  • 28.12.2020 17:45:53 Илларион
    Ион Кику мог эту идею материализовать, а сейчас кто этим будет заниматься, как говорится, не до евробондов сейчас.
  • 11.01.2021 18:38:03 Виктория
    Жаль, что все это пойдет коту под хвост, вряд ли скоро кто-то будет заниматься молдавским евробондом.

Добавление комментария

© 2008 "БиФ"

 

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
26
Всего визитов на сайт:
1927970
Уникальных посетителей:
3717817
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro