Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_10_2018 (263), октябрь 2018

Миссия закона

Александр ТАНАС | Рынок & Регулятор

С 1 октября в РМ вступил в силу новый закон, призванный решить задачу мягкого регулирования деятельности микрофинансовых организаций (МФО), занимающихся небанковским кредитованием. Отрадно, что все, кого затронет новый закон, примерно одинаково понимают, что регулирование ни в коем случае не должно оказаться тем ложным объятием, которое в состоянии задушить этот быстро развивающийся сегмент рынка. Цель у закона другая – осуществляемый с его помощью надзор регулятора призван способствовать росту небанковского кредитования, сделав эту финансовую деятельность в Молдове устойчивой и предсказуемой.

Однако выполнима ли такая благородная миссия этим законом? Насколько может соответствовать истине то, например, что вступивший в силу закон следует воспринимать лишь как некий промежуточный инструмент, поскольку затем на рынке капитала появится что-то более конкретное, а главное, более строгое? Ну, скажем, введение регламентов по примеру банковского сектора, где  регулятор в настоящее время обладает неограниченными полномочиями и правами.

Ответы на эти и другие вопросы корреспондент Б&Ф выяснял в беседе с членом Национальной комиссии по финансовому рынку (НКФР) Юрием ФИЛИП, который участвовал в разработке проекта нового закона, находя порой удивительно простые, но зато очень аргументированные и убедительные доводы для принятия закона, учитывая ту пользу, которую он принесет рынку капитала Молдовы.

Б&Ф: Господин Филип, предлагаю начать с главного: насколько выполнима столь благородная миссия нового закона?

Ю.Ф.: А у меня встречное предложение - начать беседу немного издалека. Во-первых, необходимо признать, что появление этого закона продиктовано не только желанием регулятора в лице НКФР, но и требованиями международных стандартов, предъявляемыми к деятельности небанковских кредитных организаций, которыми мы в РМ называем микрофинансовыми организациями (МФО).

До 2007-2008 гг. в международной финансовой практике не было единого мнения о том, нужно ли данный сегмент, в котором работают МФО, регулировать, предъявляя к профессиональной деятельности его игроков единые и обязательные для исполнения правила и стандарты. И речь здесь не столько о небанковском финансовом рынке, сколько о недепозитарном его сегменте.

Я позволю себе еще одно небольшое отступление для лучшего понимания сути проблемы. Если обобщать, то все финансовые  учреждения делятся на две категории – депозитарные и недепозитарные. Проще говоря, деление ведется на тех, кто имеет право привлекать деньги у населения, и тех, кто таким правом не располагает и поэтому вынуждены развиваться в основном за счет собственного и заемного капитала.
Так вот в международной практике не было единого мнения насчет того, необходимо ли государству и регуляторам тратить время на МФО, которые, не будучи депозитарными финансовыми организациями, не имеют права привлекать финансы у населения. Одним из основных аргументов в пользу такого подхода служило то, что МФО работают, как говорится, на свой страх и риск, пользуясь только собственным капиталом и привлеченными ресурсами учредителей или специализированных финансовых структур – инвестиционных и пенсионных фондов, а также банков.

Но глобальный финансовый кризис, через который прошел мир, существенным образом изменил отношение к МФО, усилив позиции тех, кто считает, что небанковские кредитные организации следует контролировать. Выяснилось, что финансы очень тесно взаимосвязаны, имея уникальные возможности быстро перетекать из одной сферы в другую, и поэтому стало совершенно ясно, что недепозитарные учреждения необходимо регулировать.

Б&Ф: В каком-то смысле в этом должно быть заинтересовано и само государство?  

Ю.Ф.: Скорее всего,  сегодня всем уже понятно, что государству необходимо если не регламентировать деятельность МФО, то хотя бы постоянно наблюдать за их деятельностью, вести профессиональный мониторинг ситуации и процессов, которые происходят в этом узком сегменте финансового рынка. Это в первую очередь необходимо для того, чтобы быть в курсе всего, а не действовать постфактум, когда проблемы становятся очевидными и гораздо более трудноразрешимыми.

С другой стороны, государство по своей сути обязано следить за всеми финансовыми потоками в стране, наблюдая за их динамикой. Ведь глобальный финансовый кризис показал, что одним из его компонентов был фактор чрезмерного обременения населения  долгами. Оказалось, что многие люди взяли на себя слишком большие долговые обязательства. И в тот момент, когда эти обязательства стало невозможно исполнить, по цепочке начали разрастаться финансовые неплатежи, превратившись впоследствии в глобальный кризис.

После кризиса всем стало ясно, что данный сегмент рынка подлежит регулированию в обязательном порядке. Правда, при этом у некоторых возник вполне правомерный и справедливый вопрос: а в какой мере необходимо регулировать деятельность МФО?

Б&Ф: И в какой?

Ю.Ф.: На взгляд НКФР и мой личный, степень регулирования должна в первую очередь учитывать тот факт, что МФО не работают с деньгами населения. Но при этом не менее важно и сложно другое: как регулятору точно знать, что недепозитарные финансовые учреждения не привлекают деньги у населения и ведут свою деятельность только за счет собственного капитала? Ведь формы привлечения капитала в современных финансах очень широки и разнообразны. Поэтому мы постарались в новом законе о небанковских кредитных организациях четко поставить перед МФО обязательное условие использовать только ресурсы собственные, своих учредителей либо профессиональных инвесторов.
 
Б&Ф: Но ведь привлечь ресурсы сего в Молдове не воспрещается любому экономическому агенту?

Ю.Ф.: Да, вы правы. В принципе любое юридическое лицо может привлечь инвестиции. Но чем, собственно, отличается депозит от инвестиции? Когда человек приходит в банк и открывает депозит, он не дает их банку, чтобы тот инвестировал депозитные средства на кредитование или покупку ценных бумаг. В первую очередь депонент дает средства банку на хранение и сбережение.

 Нас по большому счету не интересует вопрос,  что банк будет с ними делать, правильно ли он ими распорядится. Другое дело, что банки с целью привлечения депозитов у населения предлагают определенные проценты для привлечения вкладчиков.

Именно поэтому в случае с депозитарными финансовыми структурами существует жесткое регламентирование со стороны регулятора, как эти деньги использовать и какие меры предосторожности должны в обязательном порядке применяться и соблюдаться банками.

А инвестиции - это немного другая сфера. Человек, который их осуществляет, делает это вполне осознанно, понимая, что в использовании его денег обязательно присутствуют определенные риски, которые инвестор берет на себя с самого старта на этапе заключения договора. И в этом как раз и заключается  большая разница между инвестицией и банковским депозитом.

Б&Ф: В законе это отражено?

Ю.Ф.: В результате долгих дискуссий, споров и предложений практически уже на последнем этапе в парламенте была утверждена следующая форма: профессиональным инвестором считается тот, кто инвестирует не мене 500 тыс. леев. Законодатель здесь предполагал и руководствовался тем, что лицо, инвестирующее такую сумму денег, делает это, во-первых, сознательно, а во-вторых, оно уже разбирается и соизмеряет риски, которые могут наступить при возврате ему денег.

Это положение является фундаментальной вещью в законе. С одной стороны, закон жестко запрещает МФО привлекать у населения деньги, а с другой – он разрешает работать с частными инвесторами, которые способны инвестировать в деятельность МФО суммы от 500 тыс. леев и выше.

Б&Ф: А первоначально в проекте закона тоже шла речь о том, что небанковские кредитные организации смогут привлекать такого рода инвестиции у резидентов Республики Молдова?

Ю.Ф.: На первом этапе разрешалось привлечение активов только у учредителей.

Б&Ф: Комиссии известна реакция МФО на новый закон и те нововведения, который он содержит в себе?

Ю.Ф.: С одной стороны, МФО с 2007 г. привыкли к очень либеральной форме контроля их деятельности. Но несмотря на это, как выяснилось в процессе работы над проектом закона, большая часть МФО имеет заемные средства у нерезидентов, которые они довольно успешно привлекают из-за границы. И вот эти инвесторы как раз и заинтересованы в том, чтобы государство больше контролировало эту деятельность. Такого рода инвесторы более лояльно относятся к рынку, если он регламентирован государством и контролируется регулятором.

Б&Ф: Были ли непреодолимые сложности в продвижении закона?

Ю.Ф.: Не буду скрывать, определенного характера трудности имели место быть, но не столько со стороны участников данного сегмента на рынке, сколько со стороны государственных институтов, которые имеют непосредственное отношение к финансовому рынку. И речь здесь идет прежде всего о банковском секторе. С его стороны высказывались предложения и требования о более жестком регламентировании деятельности небанковских кредитных организаций.
 
 
 
 
Б&Ф: Как вы считаете, насколько оправданы такого рода требования регулятора банковского рынка?

Ю.Ф.: В моем понимании, такого рода предложения со стороны регулятора можно понять. Мы имеем дело с одним и тем же видом деятельности – кредитованием, хотя и в совершенно разных объемах. По логике оппонентов НКФР, процедуры регламентирования должны быть очень похожими, коль уж речь идет о кредитовании.

Правда, тут позиции регуляторов - НКФР и НБМ - радикально отличаются друг от друга. Ведь если мы вводим запрет МФО на привлечение у населения финансовых ресурсов, тогда не имеет смысла так жестко регламентировать их деятельность, как это делает в настоящее время регулятор банковского сектора. Но я считаю, несмотря на то, что не все участники рынка согласны с запретом на привлечение финансовых ресурсов у населения, сам этот запрет на самом деле очень выгоден и полезен для МФО.

Б&Ф: Почему?

Ю.Ф.: В моем понимании, для МФО сейчас крайне важно и выгодно занять на рынке свою особенную нишу, позволяющую продуктивно работать с той категорией клиентов, которую банки не могут обслужить априори, когда речь идет о финансировании.

У небанковских кредитных организаций больше свободы для действий. В связи с тем, что для них действует запрет на привлечение денег у населения, у МФО сейчас в этом плане развязаны руки как раз благодаря тому, что они являются недепозитарными финансовыми организациями, и поэтому они не контролируются так строго, как банки, которые привлекают средства населения.

Между прочим, тенденция на рынке показывает, что в этом как раз и заключается один из тех основных факторов,  с учетом которого МФО так динамично и устойчиво развиваются в Молдове.

Поэтому закон, на мой взгляд, в целом соответствует необходимому уровню регламентирования качественной деятельности игроков на рынке, воздействуя на их деятельность и позиционирование на рынке. Он не предполагает жестких требований. Хотя в нем, в отличие от старого закона, уже идет речь о некоторых обязательных для исполнения нормативных вещах.

Б&Ф: Каких?

Ю.Ф.: Связанных, например, с капиталом, активами, внешним аудитом, определенным набором профессиональных требований к менеджерам компаний, раскрытию информации о собственниках МФО, а также некоторых сведений о тех, у кого привлекаются и занимаются ресурсы.

Но это, скорее всего, не столько суть финансового регламентирования МФО, сколько соблюдение набора требований международного стандарта, связанного с вопросами об отмывании денег и другими вещами. Можно говорить о том, что отныне регулятор будет вправе требовать раскрытия соответствующей информации, что не исключает также участия в этом процессе и других специализированных органов государства. Поэтому я бы назвал это одним из серьезных направлений работы НКФР с МФО.

Б&Ф: Скажите, пожалуйста, почему так долго этот закон прокладывал себе дорогу в жизнь?

Ю.Ф.: Вы правильно заметили, что работа над проектом закона достаточно затянулась. За это время он претерпел определенные изменения, поскольку были различные нюансы, требовавшие дополнительных и довольно-таки продолжительных дискуссий. По отношению к первоначальному варианту закон претерпел большие изменения. Я могу сказать, что, например, раскрытие информации в нем появилось уже буквально на самом финише - перед самым чтением в парламенте. То же самое можно сказать и о перечне требований к управляющим компаний небанковского кредитования.

Б&Ф: В будущем у НКФР есть возможность поправить или дополнить закон новыми требованиями?

Ю.Ф.: Безусловно! Существует процедура, которая дает возможность комиссии сделать это. Я думаю, что должно пройти, по крайней мере, хотя бы два периода квартальной отчетности, чтобы увидеть развитие ситуации на рынке, рассматривая ее в динамике.

С другой стороны, необходимо отметить, что закон дает определенное время для адаптации МФО к новым требованиям. Ну, например, это касается процедуры их регистрации в специальном регистре НКФР. Это ни в коем случае не является процедурой лицензирования, но всем участникам рынка необходимо в обязательном порядке пройти процедуру регистрации в регистре, который будет вести комиссия, требуя соблюдения всех положений нового закона.

Но, даже с учетом появления новых требований нового закона, я не вижу, чтобы он создавал особые осложнения или непреодолимые препятствия в деятельности МФО.

Б&Ф: Каково сейчас примерное количество участников рынка небанковского кредитования?

Ю.Ф.: Могу сказать, что по последним данным, которыми располагает НКФР, их в Молдове уже 183. Замечу, что при этом на 15 организаций приходится 85% доли рынка. Это без учета лизинга, который комиссия не учитывает и не проводит его мониторинга. Что касается такого важного показателя в деятельности МФО, каковым являются их активы, то его значение уже превышает 6,5 млрд. леев. В общем плане на небанковский сектор приходится  20% от общего кредитного портфеля финансового рынка.

Б&Ф: В какой мере позволительно говорить о том, что закон о небанковских кредитных организациях - это know how Молдовы?

Ю.Ф.: Интересный вопрос. Я думаю, что это оригинальный молдавский закон. К примеру, в соседней Румынии такого рода деятельность на финансовом рынке рассматривается вместе с лизингом и контролируется Нацио-нальным банком. Хотя, конечно, многие вещи в молдавском законе были инспирированы из разных нормативных актов других государств, но основа закона, его текстовая часть, - они достаточно оригинальны.

Б&Ф: Насколько выполнима миссия закона, нет ли на рынке невидимых сейчас подводных камней, которые не позволят этому нормативному акту справиться с ней?

Ю.Ф.: Если говорить о предназначении закона, то, на мой взгляд, в нем четко прослеживаются две важные задачи. Первая заключается в том, чтобы не допустить в деятельности МФО депозитарных элементов. Хотя надо признать, что такие моменты были, и, наверное, они могут проявлять себя и в будущем.

Вторая задача заключается в наведении порядка в этом сегменте, прежде всего во взаимоотношениях кредиторов с дебиторами. И тут всем есть широкое поле для деятельности. Хорошо известно, что денежный вопрос – это самый болезненный вопрос. И это, надо сказать, накладывает на работу НКФР большую нагрузку и ответственность.

Б&Ф: Вы хотите сказать, что потенциальный клиент МФО, у которого с ним возникли определенные трения, может обращаться за справедливостью к НКФР?

Ю.Ф.: Может, конечно, хотя надо признать, что закон не решает в деле небанковского кредитования одной деликатной проблемы, связанной в первую очередь с определением и указанием эффективных процентных ставок предоставления займов.

У нас в стране с 2013 г. действует закон, касающийся сферы потребительского кредитования, в котором изложены определенные требования и нормы на этот счет. Так вот, согласно этому закону, ответственной структурой по разрешению такого рода споров является Агентство по защите прав потребителей, а не комиссия.

С одной стороны, на рынке бытует мнение, что НКФР является ответственной за все, но это далеко не так. Хотя для регламентирования и контроля у комиссии должны быть инструменты и административные рычаги контроля. Вступивший в силу новый закон предоставляет нам небольшие возможности для такого регулирования. НКФР будет вести реестр небанковских кредитных организаций, и, стало быть, она сможет исключать из него те МФО, которые не будут выполнять требований закона и вытекающих из него решений НКФР. Такого рода решения регулятора непосредственно будут касаться конкретной кредитной организации и допускаемых ею нарушений. В этом плане можно говорить о том, что закон дает некие новые качественные элементы во взаимоотношениях между регулятором и участниками рынка небанковского кредитования.

Б&Ф: Получается, что исключение из реестра является единственной карающей мерой, которой может воспользоваться НКФР?

Ю.Ф.: Да, но зато можно сказать, что это капитальная мера. Кроме нее, конечно, существуют и другие меры, скажем, Гражданский кодекс, который позволяет наказывать и штрафовать за непредоставление необходимой информации, за предоставление искаженной информации. Регулятор имеет также право применять по отношению к участникам рынка меры на базе общего законодательства - скажем, блокировать в случае необходимости счета МФО в банках, чем, кстати, комиссия пользовалась в ряде случаев.

Назову еще один существенный аргумент в пользу того, что рынку небанковского кредитования надзор необходим. Данный аргумент исходит из того, что государство должно отслеживать финансовые потоки на макроэкономическом уровне и знать о них. Не менее важно также располагать точными сведениями и подробной информацией о степени задолженности населения, насколько такого рода долги граждан Республики Молдова соответствуют и соизмеряются с показателями о доходах граждан. Знать о монетарной массе, ведь определенная ее часть поступает из-за рубежа, поэтому отчетность МФО - обязательная и очень важная для государства вещь.

Б&Ф: Спасибо вам за интервью!■

 

Комментарии [2]

Прокомментировать
  • 04.11.2018 16:50:16 Николае
    Все правильно говорит Филип, рынку необходимо ЦИВИЛИЗОВАННОЕ развитие, а не дикое и теневое.Но за этм должден следить регулятор, который должен действовать жестко и СПРАВЕДЛИВО.
  • 05.11.2018 14:45:04 Дорин
    Уже очень скоро в этом сегменте УСТАКАНИТСЯ и с рынка уйдут случайные компании, которые пришли за БОЛЬШИМИ деньгами, и останутся только самые примерные фирмы.

Добавление комментария

© 2008 "БиФ"

 

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
6
Всего визитов на сайт:
1663287
Уникальных посетителей:
2780988
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro