Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_4_2019 (268), апрель 2019

Твердый курс НБМ - на полную прозрачность банков

Александр ВАСКАУЦАН | Регулятор & Рынок

Регулятор рынка добивается прозрачного корпоративного управления молдавскими банками с помощью законных мер «принудительного» характера, в результате которых акционеры, согласованно управляющие банками, обязаны продать акции прозрачным инвесторам. Эта категория собственников банков подошла к той крайней и опасной черте, когда у них практически нет выбора, поскольку после установленного срока их акции подлежат аннулированию. На их сумму регулятор обязал эмитентов выпустить новые ценные бумаги и выставить их на публичную продажу.

 

Новый президент Национального банка Молдовы (НБМ) Октавиан Армашу, который до этого почти три года возглавлял министерство финансов, не заставил общественность долго гадать, раздумывая, какую линию он будет проводить в банке. Многим было интересно, продолжит ли он радикальное реформирование банковского сектора, начатое его предшественником и приятелем Серджиу Чокля, или будет осторожничать, придерживаясь мнения, что определенным группам акционеров средних молдавских банков надо дать время для выгодной продажи акций. А поскольку конъюнктура рынка ни в Молдове, ни в странах региона не самая подходящая для продажи такого рода активов, то принуждать акционеров к продаже акций сейчас как бы и не с руки.

Всего лишь спустя месяц пребывания Армашу на посту президента НБМ принял жесткое и достаточно неожиданное решение, непосредственно касающееся двух средник банков – Fincombank-а и Energbank-a. Регулятор определил в них группы акционеров, владеющих 36,1% и 52,77% акций соответственно, признав их действия в этих банках «согласованными». А на такие действия, согласно молдавскому законодательству, акционеры должны иметь специальное разрешение НБМ, которого у них нет.

В информационном сообщении о принятом решении регулятор указал на то, что «принятые им меры являются продолжением проводимой НБМ реформы по достижению прозрачности акционеров молдавских банков, улучшению корпоративного управления и консолидации банковской системы РМ».

В доверительной беседе с корреспондентом Б&Ф один из создателей Energbank-a сказал, что «теперь группе этих акционеров не позавидуешь, поскольку им в предстоящие три месяца, скорее всего, предстоит сложная и непростая процедура продажи акций».
«С учетом конъюнктуры на рынке Молдовы сделать это будет очень и очень сложно. Дело в том, что данные акционеры, которые все эти годы негласно  контролировали Energbank, упустили момент для его продажи. А теперь процедура продажи, когда есть решение НБМ, гораздо усложнилась многими факторами, прежде всего ограничительным фактором по причине временных рамок», - сказал собеседник журнала, хорошо знакомый со структурой акционерного капитала в Energbank-е.

Он рассказал, как в период 2008-2009 гг. группа акционеров, контролирующая Energbank, не смогла договориться о его продаже бизнесмену Иону Стурзе, который после успешной сделки по продаже компании Rompetrol (Румыния) государственному холдингу  Казахстана – «КазМунайГаз», вел переговоры о приобретении контрольного пакета акций в банке.
«Жажда выгоды и неспособность акционеров прогнозировать ситуацию помешали совершить эту сделку. Лично я тогда настаивал на продаже банка, но акционеров не устраивала цена, которую Стурза предлагал за этот актив», - отметил банкир не без доли сожаления, признав, что многие в Молдове из тех, кто смог заработать в «лихие 90-е годы» ХХ века большие деньги, считают себя «самыми умными», что мешает им учитывать советы и мнения других.

Банкир говорит, что в сложившейся ситуации группе акционеров Energbank-а, действия которых НБМ признал «согласованными», скорее всего, придется повторить печальный опыт акционеров двух системных банков - Moldova Agroindbank-а и Moldindconbank-а, в которых группы акционеров также действовали согласованно.

Следует признать, что выбор у группы акционеров Fincombank-a и Energbank-а на самом деле не такой большой, как может показаться на первый взгляд. Регулятор обязал их продать акции другому инвестору (-ам), если они появятся. Вероятнее всего, что на покупку данных акций НБМ запросит у потенциальных покупателей предварительное разрешение, что автоматически отсекает от сделки потенциальных инвесторов Молдовы из-за того, что многим из них проблематично показать происхождение денег. Вот почему в данной ситуации велика вероятность того, что за 90 дней акционеры не смогут продать свои акции, и поэтому бумаги могут быть аннулированы эмитентом, после чего банки выпустят дополнительные эмиссии и выставят их акции на публичную продажу.

Вновь эмитированные акции банков будет сложно продать по причине их стоимости. Согласно закону о банковской деятельности, вступившему в силу с 1 января 2018 г., перед эмиссией банк обязан выбрать одну из международных компаний, которая определит рыночную цену акций, по которой эмитент будет обязан выставить вновь выпущенные бумаги на публичную продажу.

Первым в Молдове аналогичную процедуру прошел Moldindconbank, цена одной акции которого была определена международной компанией в сумме 235 леев. В настоящее время пакет акций этого банка в размере 63,89% выставлен в третий и последний раз на продажу. По завершении третьей попытки продажи вновь выпущенных акций единым пакетом, если он не будет продан до апреля, то регулятор может разрешить эмитенту снижать цену акций, а также дробить пакет на мелкие части.

Исполнительный комитет НБМ не назвал поименно акционеров Fincombank-a и Energbank-а, действия которых он считает «согласованными», ссылаясь на законодательство, которое запрещает разглашать конечных собственников банков. По предположению экспертов, в Fincombank-e речь следует вести о пакете семьи бывшего президента Владимира Воронина, которым управляет его сын Олег, являющийся председателем административного совета банка. Ранее в прессе сообщалось, что Олег Воронин с семьей владеет 23,54% акций и что он имеет разрешение НБМ на приобретение доли в банке в размере 50%.
Кроме семьи Воронина, акциями Fincombank-a владеют: 13,03% - инвестиционный фонд Harizon Capital (США), 9,81% - бессменный председатель правления банка Виктор Хворостовский, 5,88% - официальный дилер по продажам автомобилей Toyota в Молдове  компания Continent (Елена Гаркавенко и Виктор Шумило).

Как и требуют того регламенты регулятора, полный список акционеров, действия которых НБМ признал «согласованными», опубликовал сам эмитент. Руководство банка неукоснительно выполнило Регламент НБМ, обязывающий правление банка не позднее 15 дней с момента блокировки акций опубликовать список тех акционеров, чьи действия регулятор определил как «согласованные». Данное положение обязывает банк публиковать такие сведения об акционерах, действующих согласованно, как  фамилия, имя, название юридического лица, страна пребывания, номер группы, доля участия в капитале банка и право голоса. Кроме этого, эмитент заблокированных акций должен опубликовать такие же  данные о выгодоприобретающих собственниках.

Регламент обязывает эмитента не позже 15 дней со дня изменения в структуре владельцев банка обновлять информацию в специальной таблице. Данные сведения об изменении структуры акционеров вывешиваются на доске объявлений в офисах банка, а также на его сайте по мере изменения, но не позже 10 дней со дня внесения изменений или дополнений в структуру акционеров.

Как и предполагали эксперты, которые комментировали журналу Б&Ф решение НБМ, акциями, собственников которых НБМ заподозрил в согласованных действиях, управляет председатель Совета акционеров банка Олег Воронин. В решении регулятора однозначно сказано, что данный пакет акций (36,1%) подлежит обязательной продаже другому инвестору, который перед покупкой должен в обязательном порядке получить предварительное разрешение у НБМ.

До продажи заблокированного пакета акций группа акционеров во главе с Олегом Ворониным лишена регулятором права голоса. В эту группу акционеров входят: Олег Воронин, Алексей Воронин (сын Олега Воронина), Екатерина Панахова (дочь Олега Воронина), Елена Воронина (супруга Олега Воронина), Таисия Воронина (мать Олега Воронина и супруга экс-президента Владимира Воронина), Валентина Русу (близкая родственница Олега Воронина) и Иван Анточ (надежный и давний партнер Олега Воронина по бизнесу, который в настоящее время возглавляет Центр по закупке лекарств и оборудования при министерстве здравоохранения РМ).

Согласно законодательству РМ акционеры заблокированных акций обязаны в течение 90 дней продать их другим акционерам. Если бумаги не будут проданы в указанный срок, эмитент акций получил предписание НБМ аннулировать этот пакет и выпустить на его величину дополнительную эмиссию с выставлением новых акций на публичную продажу. Вступивший в силу с 1 января 2018 г. закон о банковской деятельности  требует от банков проведения  международного тендера по выбору компании, которая определит рыночную стоимость акций, по которой они и будут выставлены на продажу.

На примере Moldindconbank-а, который реализует на публичном рынке 63,89% вновь выпущенных акций, можно убедиться, что это довольно продолжительная и затяжная процедура. В случае отсутствия интереса инвесторов к вновь выпущенному пакету в 36,1% акций Fincombank-а, бумаги, которые обязательно продаются единым пакетом, должны выставляться три раза. Продолжительность каждого аукциона составляет три месяца. Если за это время единый пакет не найдет покупателя, тогда регулятор имеет право снижать цену акций, начиная с 10% и до 30%, параллельно дробя акции на мелкие пакеты.
С учетом доли рынка, которую занимает Fincombank - около 4%, вряд ли можно прогнозировать большой интерес к его акциям. В понимании экспертов и банкиров, мнением которых интересовался корреспондент Б&Ф, интерес к этим бумагам могут проявить сами акционеры банка, прежде всего - Harizon Capital, который мог бы увеличить свою долю.

«Для этого американского фонда покупка акций может быть интересна в том плане, если он пожелает играть ведущую роль в управлении, а затем и в последующей продаже банка в будущем, потому как в настоящее время - это весьма проблематично. И на это есть причины - ситуация на финансовом рынке в регионе, когда банковские активы с трудом продаются с показателем мультипликатора капитала в 0,35», - говорят эксперты.
Они обращают внимание на то, что даже продажа Moldindconbank-а с долей рынка 20% показывает, что инвесторы-гранды интересуются банковскими активами в странах с большими рынками, а не такими мизерными, как в Молдове.

«Размещенные на продажу 63,89% акций Moldindconbank-а не продемонстрировали большого интереса к ним, хотя, если рассуждать чисто арифметически, то этот актив представляется весьма привлекательным, поскольку его цена составляет 764 млн. леев, а прибыль Moldindconbank-а за 2018 г. составила 500,30 млн. леев», - отмечают эксперты.
Для большего понимания степени привлекательности и значимости MICB эксперты и специалисты называют два показательных индикатора.

ПЕРВЫЙ. Сразу после сообщения НБМ о выдаче разрешения на покупку 63,89% акций Moldindconbank-а фондом «Доверие холдинг АД» (Болгария), цена его акций на фондовом рынке подскочила на 25%.

ВТОРОЙ. В случае успешного завершения сделки по покупке Moldindconbank-а инвестор из Болгарии заплатит за молдавский актив 760 млн. леев, тогда как капитал банка превышает 2,5 млрд. леев.

«И если даже предположить, что Moldindconbank сохранит нынешние темпы развития, показывая аналогичные 2018 г. финансовые результаты, то инвестор за два года сможет «отбить» в Молдове деньги, которые он платит за этот актив», - сказал эксперт, обратив внимание на то, что Moldindconbank продается с мультипликатором капитала 0,57, тогда как банк первой величины – Moldova Agroindbank 2 октября 2018 г. продался консорциуму иностранных инвесторов с участием Европейского банка реконструкции и развития с мультипликатором 0,29, что в полтора раза ниже.

Бессменный председатель правления Fincombank-а Виктор Хворостовский, являющийся акционером банка, указывает на то, что, несмотря на сравнительно небольшую долю рынка (3,7%), банк хорошо капитализирован. На его долю приходится 4,4% кредитов от общего размера по системе. Показатель неблагоприятных кредитов в портфеле банка занимает 5,88%, тогда как по системе он составляет 13,37% (банк занимает третью позицию по данному показателю). Рентабельность капитала (ROE) у банка по результатам за 2018 г. составил 11,39%, что является пятым результатом по системе Молдовы, в которой функционируют 11 банков.

Сообщение о заблокированных акциях Fincombank-а семьи Воронина дало повод оппозиции и части экспертного сообщества, поддерживающей оппозицию и критикующей правящую ДПМ и ее лидера Влада Плахотнюка, усмотреть в этом решении регулятора «злой умысел и далеко идущие цели лидера ДПМ». В их понимании речь идет о том, что «блокировкой» 36,1% акций, управляемых Олегом Ворониным, ДПМ и ее лидер намереваются «давить» на лидера ПКРМ Владимира Воронина, чтобы сделать его более «сговорчивым» в том случае, если коммунисты пройдут в новый парламент на выборах 24 февраля 2019 г.

Если мы упростим мнения экспертов, то «блокировкой» акций семьи Воронина демократы хотят заручиться поддержкой лидера ПКРМ в новом парламенте, когда демократам потребуются дополнительные мандаты для формирования правящего большинства во главе с ДПМ.

Характерно, что эта часть экспертного сообщества не хочет даже слышать о реформах, которые проводит НБМ, о стандартах "Базель-3", требующих наличия в банках прозрачных акционеров, готовых при первой потребности протянуть банку «руку финансовой помощи», чтобы капитализировать его в достаточной степени.

Не последнее место в этом ряду занимают и обязательства правительства и НБМ перед Международным валютным фондом (МВФ) по Программе с МВФ. Известно, что фонд, взамен на реформы, выделяет кредиты на сумму более чем $182 млн. А согласно условиям трехлетней Программы с МВФ (7 ноября 2016 г. – ноябрь 2019 г.), власти пообещали стабилизировать банковский и финансовый секторы, добиться прозрачности акционеров банков, продать крупные пакеты акций в трех системных банках стратегическим иностранным инвесторам.
Политика жестких реформ НБМ, проводимых с середины 2016 г., подвигает банки к тому, что они должны иметь богатых акционеров. Регулятор называет вещи своими именами, и не скрывает того, что у некоторых банков акционеры делятся на две основные группы. К первой относятся главным образом экономические агенты, которые хотят получать всестороннюю поддержку от своих банков. Вторую в своей массе составляют мелкие акционеры, ожидающие от банков только одного - дивидендов. Обе группы собственников банков не обладают достаточными финансовыми возможностями, чтобы по первому требованию оказать помощь банку, придав ему больше финансовой устойчивости.

«Желание получать от своих банков определенные выгоды и преимущества привело к тому, что акционеры молдавских банков «заигрались», упустив благоприятный момент для привлечения инвесторов, которые в профессиональном и финансовом плане способны развивать банки в современных условиях», - с сожалением признает один из банкиров.
Он считает, что в сложившейся ситуации эту запоздалую работу за акционеров выполнит регулятор, хотя конъюнктура на рынке Молдовы и на рынках стран Евросоюза сейчас не самая благоприятная для продажи банковских активов. Об этом красноречиво свидетельствует цена, по которой принудительно продаются активы системных банков в Молдове – Victoriabank (16 января 2018 г.), Moldova Agroindbank (2 октября 2018 г.), а теперь и  Moldindconbank, который, вероятнее всего, будет продан в самое ближайшее время.

По мнению некоторых экспертов, существует вероятность, что заблокированный пакет акций в Fincombank-e может быть приобретен семьей Ворониных, если будет согласие на это НБМ. Не исключено также и то, что за счет преимущественного права покупки заблокированных 36,1% акций свое влияние на банк мог бы усилить фонд Harizon Capital, доля которого в капитале банка вплотную приблизится к 50%.

Здесь уместно напомнить, что 2 октября 2018 г. фонд был представлен в группе консорциума иностранных инвесторов с участием Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), купивших в самом крупном банке Молдовы - Moldova Agroindbank (MAIB) - 41,09% акций. В таком сценарии нельзя исключать вероятности присоединения Fincombank-a к MAIB, правда, только в том случае, если акционеры Harizon Capital убедят в  целесообразности присоединения собственников Fincombank-a и MAIB прежде всего ЕБРР.

С позиции сегодняшнего дня такое присоединение представляется экспертами маловероятным, хотя, с точки зрения среднесрочной перспективы, уже сейчас видна выгода такой сделки на банковском рынке. Fincombank - небольшое финансовое учреждение, занимающее 3,7% рынка. Он обладает высоким качеством кредитного портфеля, в котором доля «плохих» кредитов не превышает 6%. Процедура присоединения представляет интерес и для регулятора в плане дальнейшей консолидации банковского сектора, повышения качества корпоративного управления банками, в том числе и за счет сокращения количества финансовых учреждений. Со стороны высокопоставленных представителей НБМ не раз звучали заявления о том, что для РМ и ее небольшого рынка достаточно иметь четыре-пять достаточно  капитализированных банков, а не 11, как сейчас. В настоящее время четыре банка занимают долю рынка в 75%, зарабатывая более чем три четверти от объема прибыли по системе.

В понимании банкиров, в Energbank-e причина блокирования акций более чем очевидна – им с момента учреждения управляет группа акционеров, не имеющая на это разрешения НБМ. У банка номинальные акционеры из Чехии, России, Люксембурга, Швейцарии, Кипра и Молдовы. Кроме компании Gas Natural Fenosa (Испания), владеющей почти 10% акций, остальные пакеты сильно раздроблены: 7,33% - фирма Evident (Дина Джарапова, Кипр); 8,62% - Electro Dima Holding (Катя Андреу, Кипр); 6,07% - Dunav S.A. (Ирина Безгла, Чехия); 6,9% - Sfinx-Impex (Александр Гросс и Светлана Громыко). Двумя пакетами по 0,08% владеют крупный бизнесмен Николай Черный и его дочь Наталья Чечетова.

Если говорить о существующих перспективах решения судьбы заблокированных регулятором 52,77% акций в Energbank-е, то наиболее вероятным, а главное, реальным вариантом, была бы продажа этого пакета. Но уже сейчас понятно, что она будет сложной, болезненной и продолжительной по времени, что в первую очередь следует увязывать с процедурой «игры на понижение» цены акций на 10%, 20%, 25% и даже 30%.■

 

Комментарии [8]

Прокомментировать
  • 18.02.2019 16:38:08 Тамара
    Сейчас сопротивляться ьНБМ, это - себе дороже!
  • 18.02.2019 16:43:57
  • 18.02.2019 18:09:25 Николае
    НБМ осталось прочехвостить мелкие банки на предмет прозрачности акционеров, и дальше можно уже в ус не дуть.
  • 19.02.2019 11:46:33 Чезар
    Вы бы еще отметили одну существенную деталь, что свернуть с этого "твердоого пути" НБМ не позволят МВФ и ВБ.
  • 24.02.2019 19:35:59 Здэнек
    Первые результаты января 2019 года показывают, что регулятор ни на миллиметр не намерен сворачивать с прежнего пути, задача которого передать активы банков в руки иностирнанцев, и оставить в Молодве не более пятии-семи банков, это на первом этапе, а на втором, не более 4-5. Вот такая вот реформа получается. Встает вопрос. а кому онат такая нужна была?
  • 05.03.2019 17:02:38 акционер
    с Зденек согласен. С автором статьи не согласен. Очень сожалею, что уважаемое издание так примитивно излагает эту тему. Между тем в содеянном с акционерами этих банков , а многие из них были акционерами с первых дней создания учреждения, прослеживается грубое попрание законов и ряда межгосударственных соглашений со стороны НБМ или их предвзятая интерпретация.
  • 08.03.2019 18:05:34 Товарищ для "акционера"
    Уважаемый акционер! Первое, что хочется спросить. а как излагать данную проблему надо было бы в вашем понимании? Спрашиваю, чтобы избежать примитивизма, хотя, на моцй персональный взгялд, в статье выражена точка зрения, реальная, между прочим, о том, что ждет данную группу акционеров, которые управляют столько лет банком СОГЛАСОВАННО, и при этом даже н6е попытались запросить на такое управление разрешения у НБМ. Я могу согласиться с тем, что закон, которым руководствуется в настоящее время, не идеален, но он закон. Банкм дают понять, что их акционеры должны располагать достаточным капиталом, чтобы по первому зову капитализировать его. Нынешние акционеры - это собственники, которые хотят полдучить от банка дивиденды, а не то, чтобы что-то ему дать в виде капитала.
  • 10.03.2019 08:22:11 Акционер
    Несколько дополнений к предыдущему комментарию. Ещё в начале2018 г.многие акционеры ЭБ Приняли решение и проинформировал НБМ своих акций.Однако процессы на банковском рынке республики и позиция НБМ не дали возможности осуществить продажу. Напрашивается вопрос кому и зачем надо было подводить акционеров под сомнительные признаки согласованных действий и применять к ним карательные меры. Относительно достаточности капитала - подверженные под санкции банки капитализированных достаточно,работают устойчиво,финансовые показатели хорошие. Думаю что констатируя факты автор статьи мог бы попытаться разобраться в происшедшем и с обратной стороны медали.

Добавление комментария

© 2008 "БиФ"

 

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
24
Всего визитов на сайт:
1715539
Уникальных посетителей:
2959240
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro