Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_9_2022 (301), сентябрь 2022

Карточки & Комиссии

Хочется как лучше, но велик риск, что получится как всегда – плохо и неэффективно!

Александр ТАНАС

фото статьи журнала Банки и финансы

Над карточным бизнесом Молдовы неожиданно нависла угроза, способная вогнать это направление финансового рынка в состояние стагнации и упадка. Опасность исходит от намерения сократить merchant fee (комиссия магазину за расчеты покупателями банковскими картами) со среднего показателя в 1,5% до 0,5%. Хотя эта комиссия актуальна при физическом эквайринг, законодатели ее распространяют и на электронную Internet-торговлю тоже, что в корне неправильно, потому как риски электронных платежей на порядок выше, и поэтому выше и комиссии в E-commert.
 
Принятие закона о регулировании merchant fee присоединит Молдову к группе четырех стран в мире, которые в нарушение правил свободного рынка в административном порядке установили комиссию банкам за электронные платежи. Это – Узбекистан, Замбия, Нигерия и Зимбабве.

Есть серьезные опасения, что такое жесткое регулирование приведет к сокращению инвестиций в цифровые платежи, ведь без эквайринга (прием платежных карт за оплату в магазинах) упадут темпы роста безналичной экономики. Ее долю банки с трудом увеличили, сократив разделяющую пропасть отставания Молдовы от других стран, где этот показатель на порядок выше – от 60% до 95%, а у Норвегии уже все 98%!

Не окажется ли так, что желание получить гипотетическую «выгоду», которую власти предоставят малым и средним предприятиям (МСП) за счет уменьшения merchant fee со среднего значения в 1,5% до 0,5%, приведет к разочарованию, горький привкус от которого почувствуют все – банки, инвесторы, клиенты, да и само государство в целом?

В последние годы Молдова семимильными шагами двигалась по пути развития карточных платежей. Но, несмотря на неуклонный рост их объемов, республика по сравнению с другими странами заметно отстает, поскольку в странах Европы электронная экономика превышает 50%, в Грузии – 31%, а в скандинавских государствах – 95%!

Как видим, сравнение явно не в пользу Молдовы, которая, как бы горько это ни звучало, пока еще не достигла переломного рубежа в электронной экономике, чтобы стать в один ряд с другими странами. Похвально то, что и у банков, и у государства, и у международных платежных систем велико желание наращивать карточные платежи. Но для этого требуются продуманные и предсказуемые решения на государственном уровне, чтобы все процессы шли параллельно, а возникающие вопросы решались комплексно и желательно без такой составляющей, как популизм.


Желание государства увеличить объемы безналичных расчетов только за счет жесткого регулирования и снижения merchant fee вызывает опасения. Есть боязнь, что опрометчивые и поспешные решения в этом деле могут только навредить ему, насторожить инвесторов, благодаря которым все эти годы в Молдове росли объемы карточных транзакций.

Уменьшение для предприятий категории малых предприятий merchant fee до 0,5% авторы законодательной инициативы преподносят не иначе, как «поддержку» государством МСП, призванную дать им толчок в развитии. Но с того ли боку подходит государство в заботе о МСП? Для их поддержки применяются другие меры экономического и фискального характера, которые и более эффективные, и менее популистские. У этой инициативы велик шанс попасть в разряд идей, о которых в народе говорят, что хотели как лучше, но получилось как всегда – плохо и неэффективно!

Для большего понимания карточного бизнеса Молдовы лучше смотреть на него сквозь призму проверенных механизмов рыночной экономики, в которой любая инвестиция реализуема при окупаемости. Карточный бизнес в стране развивался все эти годы в условиях свободного рынка, когда банки жестко конкурировали между собой, борясь буквально за каждого нового обладателя карты. Единственным регулятором в этом деле была рентабельность инвестиций в карточное направление.

Мнение экспертов

Существуют два пути, используемые государствами для регулирования комиссий по карточным транзакциям. Первый используют большинство стран, в частности, государства Евросоюза, где проблема снижения комиссий тесным образом увязывается с уровнем проникновения этих платежей в повседневную жизнь людей.

Второй путь, предлагаемый парламентом Молдовы, обладает уникальностью в том плане, что он сопряжен с установлением размера комиссии в жестком административном порядке, что в корне противоречит свободному рынку, где имеется широкая сеть POS-терминалов, и банки в честной борьбе за клиента конкурируют между собой прежде всего размером комиссий и тарифов.

Регулирование сопряжено с вмешательством в бизнес-процессы и отношения игроков на рынке. Если представить, что речь идет не о merchant fee для торговцев, а о товарах, которые должны продаваться по установленной государством цене, то эти товары, в условиях свободной экономики, рано или поздно исчезнут с полок магазинов, если их производство станет нерентабельным. То же самое может произойти и с низкой merchant fee, которая лишает банки интереса развивать сеть терминалов по стране, они перестанут инвестировать в технологии карточных платежей по причине их низкой окупаемости.

Очевидно, что при регулировании merchant fee безналичная экономика начнет давать обратный ход. На этот счет существует аксиома: чем больше в экономике наличных денег, тем меньше в ней прозрачности и тем больше в ней тени.

До сих пор рынок банковских карт в Молдове регулировался самостоятельно. Банки, конкурируя, добавляли маржу на себестоимость карточных транзакций. Ее структура состоит из нескольких составляющих. Первая и самая большая часть (более 70%) приходится на комиссию, которой банки делятся друг с другом. Если карта, эмитированная maib или Victoriabank, приходит в терминал Moldindconbank, то, по правилам платежных систем Mastercard и Visa, он обязан отдать им определенную комиссию. Ее размер устанавливают сами системы.

Заметим, что именно эта комиссия регулируется в Европе. Правда, в Евросоюзе пришли к регулированию не сразу, а после развития карточных платежей. Вопрос встал, когда безналичная экономика в ЕС перешагнула рубеж в 50%. И только после этого там ограничили комиссии Mastercard и Visa.

В банках обращают внимание на то, что Европа шла к ограничению много времени. Поэтому они считают преждевременным и даже ошибочным на данном этапе развития карточных платежей в Молдове прибегать к регулированию комиссий и резкому их снижению.

Да и Евросоюз не требует такого регулирования, и не говорит властям Молдовы, к примеру, что надо побороть коррупцию, провести, наконец-то, реформу юстиции и обязательно понизить merchant fee. Для Брюсселя важнее, чтобы страны-кандидаты на вступление в него вели борьбу с коррупцией и теневой экономикой, а не с банками, регулируя им комиссии за цифровые расчеты.

Вторая часть себестоимости карточных платежей (чуть более 20%) приходится на комиссии, выплачиваемые банками Mastercard и Visa.

И, наконец, третья часть – амортизация технологического оборудования, программного обеспечения, терминалов. На ее долю в себестоимости приходится в среднем 2%. Все остальное и есть та самая маржа, которую банки накидывают сверху, чтобы с ее помощью окупить инвестиции в оборудование, технологии, персонал, налоги и другие затраты по развитию этого направления бизнеса.

Если смотреть в разрезе на карточный рынок, то можно увидеть, что банки нередко уходят в минус. Причем они делают это вполне осознанно, рассчитывая на устойчивый рост электронной экономики и окупаемость затрат на развитие этого направления в будущем.

Малый бизнес

На МСП приходится 85% от общего числа зарегистрированных в Молдове юридических лиц. Интересы этого бизнеса призвано «защитить» предлагаемое регулирование merchant fee. Здесь уместен вопрос: разве эта комиссия и есть то самое злободневное и болезненное для МСП, что их сейчас волнует и заботит больше всего на свете? Вряд ли эта комиссия  сдерживает и тормозит их развитие.

Поддержка МСП могла бы оказываться льготным кредитованием, выплатой части процентов по инвестиционным кредитам или льготным налогообложением, которое успешно применяется и работает в странах ЕС. И, наконец, это могут быть льготные ставки по кредитам, которые банки могли бы применять к микро- и малому бизнесу при определенной государственной поддержке. Так это было сделано на Украине при помощи государственной программы льготного кредитования МСП под названием «Доступные кредиты 5-7-9».

Согласитесь, что для кофейни 1,5% от суммы транзакции за удобство – принимать безналичную плату банковской картой не представляют большой проблемы. В Кишиневе, к примеру, даже в самых маленьких торговых бутиках есть терминалы, наличие которых сегодня, по большей части, требует растущее число клиентов, уже не обременяющих себя наличными деньгами в кармане.

Но, несмотря на это, мелкие торговцы все равно торгуются с банками, добиваясь непомерных скидок. Они ошибочно прибегают к аргументу, что им выгоднее работать с наличностью. Хотя наличность для магазина – это не такая простая история, как может показаться на первый взгляд. В первую очередь, это риски. Ведь чем больше наличных денег в магазине, тем выше риск, что может произойти что-то непредвиденное и неладное. Во-вторых,  работа с наличностью – это и не так уж дешево. Но, тем не менее, мелкие торговцы говорят, что плата за инкассацию меньше merchant fee.

Мнения инвесторов

Международные платежные системы Mastercard и Visa, инвестировавшие в Молдову немалые деньги, напоминают, что регулирование цен противоречит принципу рыночной экономики, поскольку оно разрушает экономический баланс между участниками экосистемы платежей. Merchant fee используется как инструмент для развития электронных платежей. Если цена не устанавливается рынком, а спускается в административном порядке, то возникает дисбаланс между участниками внутри экосистем карточных платежей. И одна из сторон, в нашем случае это банки, не заинтересована развивать это направление из-за резко падающих доходов.

Представители платежных систем считают, что эмитенты карт не будут инвестировать в карточные продукты, инновации и программы лояльности для держателей карт по причине предполагаемого снижения merchant fee в несколько раз.

Банки-эквайеры потеряют интерес к развитию сети POS-терминалов, прекратят обслуживание терминалов, которые не обеспечивают возврат инвестиций. Основное внимание будет уделяться крупным торговцам с большими оборотами. При этом обслуживание МСП будет экономически невыгодным для банков из-за высокой себестоимости и трудности компенсировать затраты.

И поэтому остается открытым вопрос: кто в данной ситуации будет финансировать развитие инфраструктуры цифровых платежей?

Для компенсации потерь банкам придется пересматривать комиссии за другие операции, что приведет к пересмотру тарифов для держателей карт. Чтобы снизить затраты, потребители могут вернуться к оплате наличными. Несложно предположить, что расклад такого цикла приведет к уменьшению объема безналичных расчетов, увеличению наличности в экономике, и как результат - росту теневой экономики. Расчеты Visa показывают, что увеличение удельного веса цифровых платежей в год на 5% способно сократить теневую экономику на 10,8-12,9%.

Любое ценовое регулирование должно опираться на экономический анализ последствий снижения merchant fee. Важно просчитывать влияние вмешательства в процессы, затрагивающие развитие цифровых платежей в стране, как в краткосрочном, так и в среднесрочном плане. Сейчас платежные системы не видят такого анализа.

В одном из банков с достаточно высокой долей карточного рынка сделали расчет, согласно которому при снижении merchant fee до 0,5% некоторые  транзакции будут оборачиваться для банков потерями. В Молдове сумма среднего чека, если не брать в учет АЗС, составляет сейчас 245 леев, но есть и меньшие суммы оплат. Получается, что ни о каком заработке в таком случае говорить не придется, поскольку для банков эти расчеты будут приносить потери.

Пример других стран

В подходе к регулированию комиссий иностранные инвесторы предлагают ознакомиться с опытом других. Балканские страны, движущиеся, как и Молдова, по пути присоединения к ЕС, используют плановую гармонизацию комиссий merchant fee и interchange со ставками в Евросоюзе, найдя компромисс в поэтапном их уменьшении в течение 4-5 лет. Украина пошла по пути саморегулирования, когда платежные системы и банки установили график снижения ставок в привязке к росту безналичных платежей.


Примеры этих стран могут быть взяты на вооружение и Молдовой. Для улучшения нормативно-правовой базы они представляют системный подход. Его цель - развитие безналичной экономики по сравнению с резким и грубым  ограничением комиссий за эквайринг.

Предлагаемая комиссия в 0,5% явно не соответствует уровням ставок, действующих в других странах. Например, Нидерланды и Германия используют комиссию за эквайринг 1,45% и 1,33% соответственно, для online транзакций – 2% и 1,66%. В Молдове эти ставки сейчас примерно 1,8-2%.

В Украине уже дважды предпринимались попытки  снизить комиссии. Но у Национального банка Украины (НБУ) была твердая позиция на этот счет: такой подход  «преждевременный» для страны. Украинский регулятор выступил в роли арбитра, обязавшись за несколько лет удержать комиссию (Interchange rate - сумма сбора, который платится банком мерчанта банку владельца карты каждый раз, когда используется эквайринг карт VISA или Mastercard) на более низком уровне. Ее показатель в Украине тогда был 1,65%, а в Молдове он сейчас 1,5%. НБУ согласился прийти к 1,5%, но привязал это к развитию карточных платежей, чтобы это служило основанием для плавного снижения и merchant fee, и interchange.

Украинский опыт мог быть полезным для достижения компромисса в вопросе снижения merchant fee по карточным транзакциям для категории МСП. Компромисс должен стать некоей траекторией поступательного движения с четко прописанными действиями на перспективу. Это позволит избежать ситуаций, при которых участников рынка ставят перед фактом неожиданных и опрометчивых решений. Такой подход дает возможность спланировать действия по развитию карточного направления, тогда как скоропалительные решения по регулированию разрушают инвестиционные планы. Банки хотят одного - дать им  видение перспектив развития безналичной экономики в Молдове. Ведь для инвестора самое страшное – не понимать, что его ждет завтра.
Последствия

Предварительные расчеты показывают, что merchant fee в 0,5% может охватить примерно 60% безналичного рынка по объемам безналичных операций. От регулирования доходы эмитентов упадут на 64%, тогда как снижение доходов банков-эквайеров будет еще больше - 79%.

Такие снижения считаются значительным разрывом (минус 79%) с точки зрения инвестиций в инфраструктуру (POS-терминалы) и спад инвестиций (минус 64%) с точки зрения поддержки выпуска платежных карт и программ привлечения потребителей – бесплатные карты, кэшбэки, различное стимулирование клиентов, что сегодня финансируется банками.

По данным Мирового банка (Global Findex Databas за 2021 г.), только 32% взрослого населения Молдовы пользовались банковской картой последние 12 месяцев. Этот показатель в Чехии – 83%, Словакии – 82%. К сожалению, в Молдове многие люди не пользуются картой. Сейчас только банки инвестируют в расширение доступа населения к финансовым услугам. Потеря 64% доходов эмитентов карт приведет к росту комиссий для потребителей, и эти 32% расти не будут и даже могут сокращаться.

 

Число POS-терминалов на 1 млн. населения в Молдове составляет чуть более 10 тыс., что в 2,2 раза меньше, чем в среднем по Европе (22950). Расширение терминальной сети финансируется только банками-эквайерами – Victoriabank, maib, Moldindconbank, Eximbank и Fincombank. И если они потеряют 79% доходов, то не смогут в прежних объемах финансировать карточное направление.

В такой ситуации наиболее вероятно, что развитие карточных платежных систем замедлится. Говоря развитие – это, прежде всего, внедрение новых технологий. Только недавно в стране запущены платежные сервисы Apple Pay и Google Pay. Многим кажется, что это произошло само по себе, как эволюция развития, хотя на самом деле этому предшествовали огромные инвестиции со стороны банков.

Помимо банков установление merchant fee в 0,5% создаст проблемы Mastercard и Visa, вкладывающим огромные инвестиции в Молдове. Один из свежих примеров – социальный проект «Забота» в г. Бельцы. Его финансировали, в том числе, и международные платежные системы. Для Moldindconbank-a этот проект был обременен большими расходами, но он внедрил его, в том числе и благодаря поддержке Mastercard и Visa. В рамках проекта банк выпустил социальную карту со скидками на продовольствие и медикаменты в сетях Linella и Felicia. Каждая операция с такой картой предоставляет обладателю скидку 5%, которая покрывается за счет эмитента карты и его партнеров.

Банки – самый прозрачный партнер государства

В банках прекрасно понимают, что много ума для того, чтобы эмитировать карты и раздать их клиентам не надо. Куда важнее другое, чтобы эти карты были активными и чтобы их предназначение не превратилось только в снятие наличности по нескольку раз в месяц, ведь это делает эмиссию бессмысленной.

Если из 3 млн. банковских карт, находящихся сейчас в обороте,  большинство используются в основном для снятия наличности, то банки зря выдали пластик, и напрасно понадеялись на оправдание затрат в будущем. Вся логика эмиссии заточена на то, чтобы молдавская экономика с помощью карточных транзакций белела, становилась более прозрачной, что сулит государству увеличение сбора налогов.


Цель банков – наращивать обороты электронной экономики, уменьшая в карточных транзакциях наличную составляющую (cashless). Банки-эквайеры   вкладывают в карточные расчеты миллионы и миллионы евро, предлагая клиентам множество различных льгот – обнуление комиссий за плату по карте, кэш-бэки, льготные условия обслуживания и многие другие. Все это делается с одной-единственной целью – поднять платежную дисциплину картой. В то время как предлагаемое регулирование merchant fee будет лишать банки интереса в развитии этого направления. Установление комиссии в 0,5% приведет к тому, что банки перестанут бесплатно устанавливать мелким торговцам терминалы. Регулирование вынудит банки прибегать к различным способам покрытия своих затрат.

Merchant fee в подготовленном проекте закона почему-то затрагивает интересы только банков-эквайеров. Получается, что «бешеные», с точки зрения законодателя, проценты merchant fee можно оставить  финтехкомпаниям, но при этом лишить их банки. Что это такое, как не  образец нелояльной конкуренции! На практике регулирование merchant fee будет ущемлять только Victoriabank, maib, Moldindconbank, Eximbank и FinComBank.

В банках хотят, чтобы законодатель шире смотрел на проблему merchant fee, считая, однако, что Молдове еще рано прибегать к ее регулированию, учитывая, какой у страны низкий показатель электронной экономики. Но если властям невмоготу регулировать комиссии, то закономерен вопрос: «Почему это касается только merchant fee?». Честно было бы начать с ограничения Interchange fee, потому как она затрагивает все финансовые учреждения, что в условиях свободного рынка было бы и честно, и справедливо.

Ведь что получится, когда банк-эквайринг сможет взимать merchant fee только в размере 0,5%? В ситуации с картой Revolut с Interchange fee 1,3%, при попадании ее в POS-терминалы maib, Moldindconbank или Victoriabank, при оплате в магазине покупок на 1 тыс. леев, один из этих банков должен будет заплатить эмитенту карты 13 леев, а получить с магазина merchant fee 5 леев.

На этом примере видно, что это уже не вопрос доходов банков, поскольку совершенно очевидно, что установление merchant fee в 0,5% лишено всякого  рационального смысла. Не зря ведь любое регулирование  целесообразно, когда безналичные платежи превышают 50%. Считается, что при таком объеме карточных транзакций в стране ее население уже привыкло к безналичным расчетам банковскими картами и телефонами. Обратно в наличные расчеты люди уже не вернутся, даже если банки  прибегнут к повышению комиссий и сокращению льгот. Но Молдова находится на начальной фазе с очень низкой долей электронных расчетов, и поэтому велик риск, что люди продолжат оставаться там, где они и находились – в секторе наличных расчетов.

Если государство не может отказаться от регулирования merchant fee, то, с точки зрения специалистов, было бы рационально определить показатель cashless (безналичная оплата), чтобы лучше представлять задачу развития электронной экономики. Первая из них должна определить инструменты регулирования комиссий, чтобы они лучшим образом подходили Молдове. Вторая касается горизонта времени регулирования. Ведь если ввести его в чрезвычайные сроки, то рынок не успеет перестроиться, и ничего хорошего из этого не выйдет.

И, наконец, третья задача сводится к выявлению индикаторов, которые бы показывали, как регулирование отражается на карточных транзакциях в целом по стране. С помощью таких индикаторов легко судить, насколько платежные системы развиваются, увеличивая показатель электронной  экономики.

Предположим, что горизонт регулирования составит два года, и за это время merchant fee предстоит сократить с нынешних 1,5% до 1,2%. При этом cashless не должен опуститься ниже сегодняшнего уровня, а merchant fee должна демонстрировать рост оборотов, фиксируя увеличение расчетов через POS-терминалы хотя бы в пределах 15-20%, чем до регулирования. А если при регулировании позитива в развития карточных транзакций не произойдет, то это будет свидетельством того, что рынок не развивается, а пребывает в ситуации стагнации.

Застывшее на прежнем уровне значение доли cashless в условиях регулирования будет означать, что государство ничего не выиграло от merchant fee в 0,5% для МСП, в его казну не стало поступать от карточных транзакций больше налогов. А все потому, что люди как пребывали в наличном и теневом секторе, так в нем и остались. Получится, что благородная цель – поддержать мелких торговцев низкой merchant fee не будет достигнута.

И совершенно другой может быть ситуация, если результат окажется положительным, что непременно зафиксируют выбранные для этого индикаторы. Тогда можно будет смело начинать очередной этап снижения комиссии, скажем, с 1,2% – до 0,9% или даже до 0,7%, не боясь, что это может резко замедлить развитие электронной торговли.

Невидимая рука рынка


Все инициативы государства финансовые учреждения ловят буквально на лету, потому что им интересен и выгоден рост объема электронных расчетов в стране. К сожалению, в вопросе с урезанием merchant fee, получилось так, что на банки натравили людей за якобы чрезмерно высокую комиссию и большие доходы. Хотя банки с помощью этих доходов стимулируют всеми способами приход держателя карты к терминалу, чтобы его расчет сделать легальным и чтобы с него государству в итоге выплачивались налоги.

По правде говоря, банки-эквайеры не против регулирования. Ведь у них в среднесрочной и долгосрочной перспективе интересы с государством целиком совпадают. Банки за развитие, прозрачность и справедливые отношения между всеми участниками рынка. Но при этом банкиры настаивают на выборе инструментов, которые бы ставили всех в равные условия на рынке. Банки не хотят, чтобы оказалось так, что с регулированием merchant fee государство поспешило, потому как эта административная мера послужила причиной стагнации карточных транзакций в стране.


В вопросе регулирования комиссии не стоит упускать из виду фактор здоровой конкуренции, когда невидимая рука рынка является  ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЙ в том, что касается формирования тарифов. И если государство хочет регулировать merchant fee, то правильным было бы сохранять эту невидимую руку, благодаря которой в Молдове в секторе электронных платежей реализовано много хороших проектов, а главное, создан неплохой задел на будущее.

Чаша весов

Если поставить на одну чашу весов инициативу установления merchant fee в 0,5%, то она будет достаточно весомой, судя по нескольким десяткам миллионов евро, в которые оцениваются доходы от карточных расчетов. Часть этих денег мелкие торговцы, которых государство пытается «поддержать», не заплатят банкам. Стало быть, что определенных долей в своих доходах не досчитаются банки-эквайеры и, естественно, бюджет государства, поскольку с этой суммы вряд ли будут уплачены налоги.

На вторую чашу справедливо ставить выгоды и пользу государства от роста электронной экономики за счет инвестиций в поступательное развитие безналичных расчетов. Бесспорно, что с учетом данного фактора вторая чаша явно перевешивает первую.

И еще одна деталь про инвестиции. На вопрос, правда ли, что вложения в карточный бизнес в Молдове измеряются миллионами евро, банкиры в один голос отвечают: «Неправда! Их суммы гораздо больше! Счет правильно вести на десятки миллионов евро!».

Помня о роли адвоката дьявола, хочется акцентировать внимание на том, что «неуклонный рост электронной экономики», «интерес банков к карточным платежам», «инвестиции в цифровые  транзакции» – это лишь несколько  очевидных и настораживающих «знаков», которые законодателям важно не только заметить, но и взять в расчет при регулировании merchant fee. Сделать это нужно для того, чтобы кажущаяся, на первый взгляд, польза от сокращения этой комиссии на практике не оказалась большим вредом для всех.■



Справка Б&Ф: Средний размер комиссий, применяемых банками Молдовы к карточным платежам, составляет примерно 1,5%. По локальным картам он колеблется на уровне в 1-1,2%, а по международным  составляет порядка - 1,8-2,2%, что связано с высокими рисками и тарифами зарубежных банков.

Деталь: Эквайринг физический и виртуальный требует от банков совершенно разных расходов по себестоимости транзакций. Поэтому ограничение merchant fee для банков на данном этапе развития крайне нежелательно, особенно это касается виртуального эквайринга. По причине высоких рисков в нем, требующих от банков соответствующих финансовых затрат, установление merchant fee просто недопустимо, поскольку комиссия в 0,5% поставит крест на Internet-торговле в стране.

 

...

 

Страхование & Рынок

Премиальный рубеж в 1,18 млрд. леев

Матей МЕЛЕШКАНУ

По итогам за январь-июнь 2022 г. страховой рынок достиг объема валовых премий в 1,182 млрд. леев, что в 1,3 раза больше аналогичного показателя за 2021 г. По информации регулятора – Национальной комиссии по финансовому рынку (НКФР), рост зафиксирован практически по всем основным видам страхования.

Страхование здоровья прибавило 13,8%, CASCO - 14,2%, полисов «Зеленая карта» ...

Компетентное мнение

Вадим Дерменжи: «Проведение азартных игр – это монополия государства»

Владимир СИДОРЕНКО

Среди предприятий с участием государственного капитала – это второй столь весомый положительный финансовый показатель (более значительный только у AO «Termoelectrica»). А еще АО «Loteria Naţională a Moldovei» внесло в различные бюджеты налогов, взносов и сборов более 80 млн. леев. Помимо этого перечислило в государственный бюджет дивидендов 52 млн. леев. При том, что десять лет ...

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
19
Всего визитов на сайт:
2249320
Уникальных посетителей:
4629224
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro