Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_6_2020 (279), июнь 2020

Тяжкое бремя ритейла

Илона НАВРУК | Кризис & Бизнес

Существует достаточно распространенное и ошибочное мнение о том, что продуктовый ритейл – единственная сфера, которая не только не потеряла, но даже нарастила доходы в условиях пандемического кризиса. Подобное впечатление складывается из-за того, что ритейл беспрерывно продолжал работать, а большинство людей ринулись осуществлять покупки именно у этих субъектов внутренней торговли. В эксклюзивном интервью специальному корреспонденту журнала «Банки & Финансы» Илоне НАВРУК председатель ассоциации «Probiz», представляющей интересы самых крупных в стране торговых сетей – Nr 1, Fidesco, GreenHills, VelMart, Linella, – Виктор ДУРЛЕШТЯНУ сказал, что подобные заявления являются «беспочвенными и необоснованными». В марте был небольшой подъем продаж – до 5% в сравнении с аналогичным периодом 2019 г., который пришелся на период паники у населения. А в апреле уже был обратный эффект: продажи упали, снизилась покупательная способность и, естественно, рентабельность ритейл-компаний. Виктор Дурлештяну обратил внимание на то, что, помимо голословного якобы роста доходов, в этой непростой для всех ситуации местные власти принимают решения, которые могут обернуться миллионами леев налогового бремени, что усугубит еще больше финансовую ситуацию многих участников внутреннего рынка, на которых эти поправки прямо нацелены.

Б&Ф: Пандемия коронавируса стала испытанием для бизнеса. Как представитель компаний внутренней торговли скажите, как ритейлеры справляются с ситуацией в связи с кризисом?

Виктор ДУРЛЕШТЯНУ:
Учитывая, что подобного явления никто не ожидал и не встречал, я бы сказал, что ритейлеры отреагировали на ситуацию очень достойно. Безусловно, что в первые дни все предпринимали меры по принципу самосохранения и обеспечения безопасности. Мы думали ежечасно о безопасности нашего персонала и покупателей, поэтому сразу же начали искать необходимые средства зашиты. Как вы помните, на тот момент многие страны запретили их экспорт, поэтому мы столкнулись с острым дефицитом медицинских масок.

Соответственно, для того чтобы обеспечить работников средствами защиты, сети были вынуждены покупать их у местных производителей иногда и по завышенным ценам. Был момент, когда при штате работников в несколько тысяч сети платили за одну маску около 12 леев. Также все помещения были обеспечены дезинфекторами и антисептиками, а позже и термосканерами.

Необходимо отметить, что оснащение средствами защиты никак нельзя было предугадать при планировании бюджета компаний на предстоящий год, а при подсчете совокупных затрат на эти цели цифра вырастает на сотни тысяч. При этом - это прямые затраты компаний, извлеченные из коммерческого оборота, которые никто не субсидирует.

В этот период субъекты внутренней торговли столкнулись с проблемой, когда представители местных властей и органов контроля нередко заходили в торговые помещения, диктуя или интерпретируя на своем уровне отсутствие на момент объявления чрезвычайного положения законодательных правил для руководства. В частности, задавался вопрос, к примеру, почему в магазине 10 покупателей, а не 5.

Мы отреагировали на их сигнал, и после обширных дискуссий на онлайн-платформах, в том числе и с государственными ведомствами, мы рассчитали, что безопасно будет обеспечить торговую деятельность, если в магазине будет находиться один покупатель на площади 25 кв. м.

Кроме того, мы были инициаторами и разработали так называемый гид анти-COVID-19 в сфере ритейла. Мы прибегли к лучшим практикам европейских стран и изложили в нем пошаговые меры, как должен себя вести организованный ритейл в период пандемии.

После того как мы его опубликовали, многие государственные структуры стали предлагать применение этого руководства и в других сферах, связанных с общественным питанием, организованной торговлей. Лишь потом появились решения Национальной комиссии по чрезвычайным ситуациям в здравоохранении и Комиссии по чрезвычайным ситуациям. Можно сказать, что субъекты внутренней торговли отреагировали адекватно, быстро и эффективно на вызовы пандемии.

Б&Ф: Проверки сопровождались штрафными санкциями или же это были предупреждения?

В.Д.:
Были случаи попыток составления протоколов. В то же время контрольные органы понимали, что невозможно с первого же дня обеспечить магазины всеми необходимыми средствами, поскольку на тот момент их просто не было в таком количестве на рынке. У нас не было зарегистрировано злоупотреблений. Все отнеслись с пониманием, и мы за это  признательны органам контроля.

Б&Ф: Бытует мнение, что продуктовый ритейл – единственная сфера, которая не только не потеряла, но даже увеличила доход в условиях пандемического кризиса. Так ли это на самом деле?

В.Д.:
На самом деле это совсем не так. Мы говорим о вырванных из контекста фразах или цифрах. Исходя из статистики (которую местные власти не удосужились проверить), только в марте 2020 г. у некоторых сетей был зарегистрирован рост объема продаж - на 5% в сравнении с тем же периодом 2019 г. Это обусловлено тем, что в этот период, с учетом введения карантинных мер и предписания самоизоляции, были закрыты рынки, соответственно большинство людей ринулись в магазины. Однако если сравнить уровень продаж в апреле 2020 г. с аналогичным периодом 2019 г., то у некоторых из наших ритейлеров наблюдался даже спад продаж до минус 6%. Это несмотря на то, что апрель 2020 г. совпал с православной Пасхой - одним из периодов в году, когда ритейл традиционно мог порадоваться совсем другому уровню продаж.

Уточню, что речь идет о росте продаж, а не об увеличении доходности. В контексте пандемии были введены ограничения, которые существенно повлияли на составляющие доходности ритейлеров - к примеру, была запрещена кулинарная деятельность и продажа нефасованных продуктов. А как вы знаете, во всех супермаркетах - это основная часть, создающая прибыль.
В апреле и мае в сравнении с аналогичным периодом 2019 г. был спад как по продажам, так и по доходности. Потому считаю подобные заявления беспочвенными и необоснованными. Цифры говорят сами за себя, причем они абсолютно прозрачны и доступны, тем более для госчиновников!

Б&Ф: Как вы оцениваете изменение покупательской активности в продовольственном ритейле? По каким категориям товаров наблюдается рост или спад и почему?

В.Д.:
В период пандемии рост имел место по таким категориям, как фрукты, овощи, суповые наборы, молочные продукты, мясо, колбасные изделия, бакалея, консервы, хозтовары для дома.

Что касается спада, то он резко коснулся алкогольной продукции, особенно продуктов среднего и «премиум»-класса, кондитерских изделий, конфет, кулинарии, выпечки, а также солений и прочих нефасованных продуктов, которые просто запретили продавать. Если в начале пандемии речь шла скорее о спонтанных или панических покупках, то потом люди стали рационально подходить к каждому приобретенному товару. Спад продаж связан и со снижением покупательной способности людей.

Мы заметили, что покупатели стали выбирать продукты, более приближенные к социальной категории. К примеру, спад коснулся и безалкогольных напитков - в частности, упали продажи сладкой воды. Это говорит о том, что люди не хотят тратиться на напитки, которые стоят дороже, чем обычная вода.


Для продовольственного ритейла мнимая покупательская активность означает повышенный в сравнении поток покупателей, но низкую рентабельность. То есть чеков стало больше, но суммы в чеках стали меньше.

Б&Ф: Сейчас выживают компании, которые до кризиса инвестировали в инновации, онлайн-технологии. Как обстоят с этим дела у ритейла? Практикуют члены ассоциации онлайн-торговлю?

В.Д.:
Если говорить об автоматизации, то любой бизнес заинтересован, чтобы его деятельность велась с наименьшими затратами и с наибольшей эффективностью. Автоматизация прямо влияет на оптимизацию внутренних процессов в компании. Она подразу-мевает внедрение современных софтов, систем учета контроля. Соответственно каждый на своем уровне внедряет такие технологии, чтобы должным образом вести бизнес.

Я знаю, что торговые сети, которые являются членами «Probiz», инвестируют достаточные финансовые ресурсы в автоматизацию многих процессов. К тому же технологии меняются и совершенствуются, поэтому и ритейл заинтересован всегда быть обеспеченным средствами автоматизации, которые отвечают реалиям дня и новым вызовам. Отмечу еще раз, что в этом плане никто из членов ассоциации не заинтересован экономить. Все прекрасно понимают, что если ты сегодня оснащен соответствующими технологиями, то можешь успешно вести бизнес и уверенно смотреть в завтрашний день.

Что касается онлайн-торговли, хочу отметить, что еще в 2001 г. были попытки запустить в Молдове онлайн-шоппинг. К сожалению, тогда страна пассивно ответила этому вызову тысячелетия. Не всегда и законодательство идет в ногу с требованиями времени, поэтому по части онлайн-торговли остается достаточно правовых пробелов.

Б&Ф: Может быть потому, что просто рынок тогда еще не был готов к подобным новшествам.

В.Д.:
Я вам больше скажу - рынок и сегодня всецело не готов к переходу на онлайн-торговлю. Ситуация с пандемией COVID-19 показала неготовность большинства, а то и всех отечественных ритейлеров не то что качественно, а вообще оказывать такой вид услуг на должном уровне.

Попытки ответить на вызов времени в этом смысле показали Metro и Pegas. С начала объявления чрезвычайного положения они призывали покупателей делать покупки через их интернет-магазины. На деле оказалось, что софты многих операторов современного ритейла еще не готовы осуществлять на должном уровне онлайн-продажи, да и техническое оснащение для онлайн-торговли финансово затратно, и в его отсутствие компании не справлялись с большим количеством заказов.

Конечно, прошлые два месяца данная тема активно обсуждалась на повестке дня ритейлеров. Я лично общался с ведущими операторами в сфере онлайн-доставок. К сожалению, то, что операторы предлагают, - это невыполнимо на данном этапе ни для ритейла, ни для самих онлайн-операторов. К примеру, если мы коснемся элементарных санитарных требований. Оператор должен обеспечить санитарные условия хранения и доставки товаров разных категорий, таких как, к примеру, замороженный продукт, свежие фрукты/овощи, а также кулинарные и кондитерские изделия. Я не знаю, существует ли в Кишиневе сегодня хоть один транспорт, экипированный подобными условиями санитарно-эпидемиологического контроля.

В период карантина некоторые компании (не из числа наших членов) прибегали к попыткам осуществлять доставку при помощи такси, но все это далеко от совершенства. К тому же, когда мы говорим об онлайн-торговле, не стоит забывать о дополнительных инвестициях, которые необходимо сделать для пуска проекта. Безусловно, рано или поздно сети сделают шаг в этом направлении, чтобы восполнить этот пробел и развиваться в ногу со временем.

 

 

 



Б&Ф: Наблюдается ли в условиях пандемии снижение использования наличных при расчетах в рознице?

В.Д.:
В условиях пандемии безналичные расчеты увеличились на 1-2% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Это незначительные показатели. Другими словами, в этот период люди продолжали рассчитываться классическим способом, хотя и велась определенная пропаганда в пользу безналичных расчетов. В то же время хочу отметить, что в последние 4-5 лет безналичные расчеты увеличились с 5% до 15%. Рост безналичной оплаты покупок происходит более быстрыми темпами. В частности, за последние годы вырос уровень культурного восприятия, доверия к этой форме расчетов, особенно со стороны молодежи.

Б&Ф: Некоторые банки активно продвигают самоинкассацию. Каков спрос ритейлеров на эту услугу?

В.Д.:
Вы знаете, во-первых, это довольно дорогое удовольствие. Оборудование по самообслуживанию есть в странах, где современный ритейл достиг достаточно высокого  уровня развития. В РМ есть магазины, где в виде эксперимента внедряются аппараты самоинкассации. В частности, речь идет о супермаркетах Velmart/Green Hills и Nr 1.

Я хочу отметить, что в контексте всех событий, связанных с пандемией, у нас сегодня нет дефицита кадровых ресурсов. Соответственно, если сопоставить ресурсы, которые необходимы разово сделать для приобретения оборудования с оплатой труда нашего персонала, то пока инвестиции в процесс самоинкассации не оправдываются.

А во-вторых, барометром того, насколько много или мало касс самообслуживания необходимо ритейлу - служит само общество. К сожалению, в Молдове уровень культуры потребительского поведения пока еще недостаточен для масштабного внедрения этого вида услуг. И речь идет не только о таком существующем феномене, как кража из магазинов. Часто покупатели, подходя к кассе, отказываются от какого-то продукта и просто оставляют его возле кассы или в корзине. Общество пока еще не готово к тому, чтобы заменить традиционные формы инкассации денег на более современные. Хотя за этим будущее.

Б&Ф: Вы сказали, что кадровая ситуации в ритейл-компаниях улучшилась. Почему это произошло сейчас? Продолжают ли ритейлеры наем сотрудников?

В.Д.:
В последние годы на рынке ритейла присутствовал дефицит кадров, но на данном этапе он восполнен. Это произошло в силу того, что большинство компаний из различных сфер в связи с COVID-19 приостановили деятельность. Многие их сотрудники, не желая оставаться без работы, перешли в наш сегмент деятельности.

В период карантина были закрыты столичные рынки. Местные власти связывались с нами и просили по мере возможности устраивать на работу людей, которые остались без активной деятельности. Хочу отметить, что торговые сети заинтересованы не только в количественном восполнении кадровых потребностей, но и в профессиональном росте сотрудников. Мы проводим различные мероприятия, тренинги и семинары, которые мотивируют персонал развиваться и оставаться в компании.

Б&Ф: Что, на ваш взгляд, государству необходимо сделать для улучшения ситуации в сегменте ритейла?

В.Д.:
На этот вопрос я бы ответил одной фразой - «Не мешайте!». Бизнес в целом, и ритейл не исключение, уже давно понял, что не нужно ждать поддержки государства. Пандемия, в частности, показала, что государство для каких-то определенных целей нас созывает, причем на очень высоком уровне, благодарит за оказанную поддержку в трудной ситуации, но потом принимает решения, которые в итоге оборачиваются миллионами леев налогов.

В частности, я говорю о решении муниципальных властей Кишинева про увеличение на 20% от основной ставки местного налога для магазинов площадью более 200 м2. Повышение налога для ритейла принималось без консультаций с бизнесом, без анализа специфики экономической ситуации. Процесс разработки и принятия этого решения был крайне непрозрачным. К проекту нет даже пояснительной записки.

Необходимо учесть, что в декабре 2019 г., когда формировался бюджет Кишинева, уже было повышение сбора с кассовых аппаратов (торгующих табачными изделиями) в больших магазинах с 5 тыс. леев до 20 тыс. леев. А 21 мая 2020 г. муниципальный совет Кишинева принимает решение увеличить сбор с кассового аппарата уже до 50 тыс. леев, хотя закон «О местных публичных финансах» оговаривает, что поправки в бюджет и повышение сбора не может быть проведено чаще двух раз в год. Следовательно, раньше, чем 1 июля 2020 г., этого нельзя было делать!

Это решение принято после того, как один из советников вбросил в СМИ информацию, будто сети в период пандемии хорошо зарабатывают. Но, как я уже пояснил, - это совсем не так. К сожалению, если мы раньше боролись за права на уровне парламентских и правительственных платформ, имея шанс на прозрачный законодательный процесс, то сейчас поняли, что на местном уровне власти могут сотворить то, что даже депутатам парламента не под силу. Казалось бы, чем ниже уровень законодательного процесса, тем легче проблему предотвратить, но на деле это оказалось совсем не так.

Поэтому бизнесу в долгосрочной перспективе хочется понятных, прозрачных и предсказуемых правил. Весьма сложно в стране, где непредсказуемы правила игры, вести успешный бизнес.

Б&Ф: А вы пытались встретиться с представителями муниципальных властей Кишинева и разъяснить ситуацию?

В.Д.:
Да, мы обратились письменно в мунипальный совет от имени нашего патроната, где обратили внимание на  нарушения, и призвали муниципальную власть Кишинева к справедливому отношению к бизнесу. Мы попросили МСК пересмотреть свое решение. Но, к сожалению, мы не были услышаны. Наше заявление просто проигнорировано, а с 25 мая,  когда мы обратились в МСК, никакой реакции не поступило.

Б&Ф: Воспользуются ли торговые сети правом обжаловать решение в суде?

В.Д.:
В действительности иногда не остается ничего другого, как искать справедливости в суде. Но пока мы воздерживаемся от этого, надеемся, что муниципальные власти Кишинева пересмотрят свое решение.

Б&Ф: Как бы вы спрогнозировали показатели продаж 2020 г., что будет влиять на их объемы?

В.Д.:
Если говорить о прогнозах, то всегда необходимо опираться на данные прошлого периода. Могу сказать, что на рынке ритейла за последние годы сформировались определенные тренды. В частности, пик продаж в этом сегменте наблюдался в рождественские и пасхальные праздники - в декабре и примерно в апреле. Рост ритейл традиционно регистрировал в конце июля - начале августа, когда в страну возвращаются граждане,  работающие за рубежом.

В 2020 г. пасхальные праздники на фоне пандемии показали другую картину. Мы думаем, что хотя в августе и приедут сограждане, их покупательная способность будет ниже, чем в предыдущие годы. Поэтому мы не ожидаем в это время роста продаж и доходности. А с учетом повышения местных сборов ситуация может стать совсем иной.■

 

Комментарии [2]

Прокомментировать
  • 16.06.2020 19:32:46 Здэнек
    Почему торгуете польскими яблоками. когда у нас холодильники переполнены молдавскими, и садоводы их готовы продавать по 15 леев, а не по 30 леев, как сейчас в ваших сетях торгуются польские яблоки. Кто у вас вытраивл ОСНОВАТЕЛЬНО патриотизм. И куда только смотрят Кику, Додон и Райлян?!?
  • 18.06.2020 18:52:52 Паулина
    Сети, конечно, попрвили свои финансовые дела, пока все были закрыты, но скоро все станет по местам, и у них будут прежние привычные объемы.

Добавление комментария

© 2008 "БиФ"

 

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
13
Всего визитов на сайт:
1841773
Уникальных посетителей:
3430929
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro