Банки и финансыразделитель ссылочного текста №_10_2020 (282), октябрь 2020

Накануне выборов

Сергей БАЛАБАН | Настроения & Ожидания

Мировой финансовый рынок ждет серьезных перемен от президентских выборов в США. Причем, судя по настроениям, перемены произойдут в одном и том же ключе, несмотря на их результат. От выборов в Молдове, кроме очередной цветной революции и головной боли, предпринимателям ничего ожидать не приходится.

Индикатором успеха любого правительства является умение привлекать деньги зарубежных инвесторов. Это целое искусство, которое зависит от множества факторов как внутри стран, так от ситуации в странах-донорах.

Предвыборный период не самый удачный для сравнительного анализа, так как какой бы потенциал у рынка ни был, со сменой руководства страны высока вероятность и смены экономической и налоговой политики. Это автоматически увеличивает индексы рисков.

Судя по первому полугодию, серьезных подвижек с оттоком капитала пока не наблюдается. Сумма чистого оттока в $9,49 млн. (приток $126 млн., отток - $135,49 млн.) слишком мала, чтобы говорить о тенденции, но лучше было бы, чтобы вектор был противоположным.

Если присмотреться к структуре потоков, можно отметить, что деньги перетекали из дочерних банков и обратно согласно графикам выплат по кредитным программам. По данным НБМ, совокупный приток во втором квартале в $23,86 млн. состоял из новых займов в $17,2 млн. и суммы погашения кредитов местным банкам и дочерним компаниям-резидентам в $6,66 млн., отток $48,95 млн. – это выплаты по кредитам и дополнительное кредитование нерезидентов. Другими словами, никаких новых серьезных игроков в экономической составляющей страны нет и в краткосрочной перспективе не предвидится. Возможно, по этой причине правительство обратилось к НБМ, а тот в свою очередь - к ключевым инвесторам в банковском секторе с просьбой реинвестировать прибыль за предыдущие периоды.

Напомним, что по итогам 2019 г.  банки показали прибыль в 2,26 млрд. леев ($133 млн.), что на 56% больше 2018 г. Если ранее такие просьбы и поступали от руководства страны, то это делалось кулуарно. Сегодняшняя ситуация, по-видимому, намного серьезнее и требует огласки, что подразумевает перевод части социальной ответственности на зарубежных инвесторов, которые зарабатывают на местном рынке. Но к призыву мало кто прислушался, реинвестиции (капитал, заработанный на местном рынке), которые компании и банки показали во втором квартале, по динамике оказались в отрицательной зоне и были проведены в основном за счет перераспределения денег в уставный капитал банков - $6,67 млн.


Все это к тому, что если инвестиционный климат не улучшится, то велика вероятность, что в краткосрочной перспективе отток капитала и, соответственно, и спрос на валюту увеличатся, а лей снова окажется под давлением.

Возможно, в НБМ не сильно переживают по этому поводу, так как валюта продолжает поступать в резервы в качестве поддержки от ключевых доноров. Сентябрь в этом плане выдался особенно урожайным. Европейский инвестиционный банк на пополнение бюджета минфину выделил $16,07 млн. Еще $110 тыс. пришли от Международной ассоциации развития. В виде грантов и кредитов в начале осени на счета минфина упало еще $4 млн. Все деньги зачислены НБМ в качестве валютных резервов страны, которые достигли рекордного уровня в $3,45 млрд.

Но главным донором резерва остается внутренний валютный рынок. Для стабилизации курса НБМ стерилизовал рынок на $29,60 млн., а в результате повышения обязательств по ставкам резервирования от вновь привлеченных валютных средств банки фактически передали на хранение НБМ дополнительно $51,49 млн. С середины октября и до конца года депонировать валюту придется в объеме 30%, что на 1,5 п.п. больше, чем в сентябре. В НБМ это объясняют «оптимизацией финансового посредничества».

Интересно, что с начала 2020 г. объем совокупного депозитного портфеля банков вырос на 2,9% - до 41,55 млрд. леев в основном за счет срочных депозитов от физических лиц. За девять месяцев, даже с учетом укрепления национальной валюты, население практически удвоило объем беспроцентных вкладов до востребования (с 1,5 млрд. до 3,4 млрд. леев), при этом процентные депозиты как физических, так и юридических лиц по объему остались неизменными – 7,4 и 3,4 млрд. леев соответственно. Это говорит о том, что люди стали активнее пользоваться дистанционными платежами, что неудивительно в период пандемии. Ставки же по банковским депозитам находятся на самом низком в новой истории страны уровне: по леевым срочным вкладам физических лиц - в среднем 1,39%, валютным – 0,19%. Это одна из главных причин снижения заинтересованности населения хранить деньги в банках длительно. За девять месяцев портфель срочных процентных депозитов физических лиц снизился на 3,8% - до 16,4 млрд. леев. Велика вероятность, что часть из «утраченных» банками денег, на волне укрепления лея, перекочевала в валюту.

По нашим ожиданиям, до начала декабря лей будет плавно обесцениваться. И не потому, что об этом НБМ попросили президент и правительство, а потому что предложение валюты в этот период исторически уменьшается. Кроме того, у регулятора нет особых стимулов сдерживать тенденцию ослабления, так как инфляция ушла ниже запланированного уровня. По итогу сентября она составила 2,3% при нижней планке целевого уровня в 3,5%.  Лей вернется к уже привычным уровням в 17,2-17,5 за доллар.

Доллар

Финансовая общественность все громче и чаще говорит о долларовом кризисе. Не останемся и мы в стороне, хотя бы потому, что значительная часть валютных резервов РМ хранится в долларовых активах. Только в сентябре НБМ потерял на конвертации $15,83 млн.  

Аргументов в пользу падения курса американской валюты много. В их числе - и особая заинтересованность президента Трампа в «мягком» долларе, что, по его логике, должно подстегнуть инфляцию и придать экономике динамизма. От его соперника Байдена рынки ожидают еще большего рвения запустить «печатный станок». Не исключено, что уже к концу 2020 г. ФРС позволит влить в экономику еще $4-6 трлн.  Последнее заседание ФРС прямо указывает на то, что курс на смягчение скоро не поменяется. Околонулевые программы выкупа ценных бумаг, которые сейчас составляют порядка $120 млрд. в месяц, будут удерживаться до тех пор, «пока рынок труда не достигнет максимальной занятости, а инфляция - 2%».

По прогнозам членов ФРС (известных как «точки ФРС»), экономика достигнет этих целей только к 2023-2024 гг., главная причина – пандемия. Это действует успокаивающе на рынки, но долго так продолжаться не может по объективным причинам.

Статистика указывает, что во втором квартале 2020 г. чистые внутренние сбережения США (показатель, учитывающий сбережения домохозяйств, компаний и государственного сектора с поправкой на инфляцию) оказались в красной зоне – минус 1,2%. Более того, в квартальном исчислении показатель упал более чем на 4%. Такие глубокие просадки фиксировались лишь в послевоенном 1947 г., что соответствует даже не «предкризисному», а «кризисному» состоянию экономики.

Уже перед пандемией (2011-2019 гг.) норма чистых внутренних сбережений составляла всего 2,9% от валового  продукта, хотя с 1960 по 2005 гг. она была выше 7%. «Такая тонкая подушка безопасности населения не защитит даже от слабой встряски, не говоря уже про влияние пандемии», - считает бывший председатель совета директоров Morgan Stanley Asia и преподавать Йельского университета Стивен Роуч.

Он считает, что если Бюджетный Конгресс согласится на увеличение дефицита бюджета на обсуждаемые 16%, то чистая норма сбережений нырнет еще глубже на отрицательную территорию, а это не сулит доллару ничего хорошего – «США, по сути, проедают сбережения, необходимые для стимулирования роста производительности».

Несмотря на снижение курса доллара, индекс эффективного реального курса все еще на 27% выше минимумов, достигнутых в июле 2011 г., и это делает его самой переоцененной в мире валютой, соответственно - и самой уязвимой.

В таких условиях евровалюте легко будет перехватить лидерство, заняв место основной единицы межгосударственных расчетов, по крайней мере на время,  пока не будут сформулированы и реализованы требования к новой глобальной финансовой системе.    

Евро

Однако не все так просто и быстро. Длинные позиции на фондовых и сырьевых рынках смещены в сторону доллара, а для смены предпочтений потребуется время. Кроме того, ЕЦБ вряд ли будет бездействовать, если на фоне низкой инфляции евро резко укрепится и предпримет дополнительные меры по смягчению валюты.

А пока последняя отчетность по евроэкономике далека от идеала - объем промышленного производства крупнейшей экономики еврозоны, Германии, снизился после трех месяцев роста. Страны только начали восстанавливаться после первой волны пандемии, как снова теряют положительный импульс. Но постепенное восстановление, так же, как и спад заболеваемости, уже на горизонте. Создается впечатление, что рынки не знают, как реагировать на происходящее – слышны аргументы и прогнозы как в сторону восстановления курса евро/доллара до 1,2, так и ослабления евро до 1,16. Как правило, в таких ситуациях рынки паникуют, а на графиках видны пики и длинные «свечи». На краткосрочную перспективу будем ориентироваться на курс 1,17.

Рубль

Зарубежные инвесторы России уже седьмой месяц подряд продолжают сбрасывать со счетов мягкий рубль. Только в сентябре иностранные банки приобрели валюты на 88,5 млрд. рублей, а сначала пандемии - на 900 млрд. Все, что сбрасывали нерезиденты, подбирали системно значимые банки.
На фоне риска новых санкций в связи с отравлением Алексея Навального, ситуации в Беларуси и военного конфликта между Азербайджаном и Арменией по итогам сентября рубль занял первое место в перечне худших валют развивающихся стран (-7,6%), опередив даже турецкую лиру (-6,1%).

Можно согласиться со многими российскими аналитиками, которые считают, что ключевым событием для рубля станут президентские выборы в США. До их окончания стимулов к укреплению рубля не будет, тогда как уровень в 80 руб/$ может быть достигнут уже к концу октября, когда дивиденды будут конвертироваться в иностранную валюту. Если же выборы пройдут спокойно и роста геополитической напряженности не случится, рубль станет достаточно быстро укрепляться и приблизится к 70 уже к концу года.

Специалисты Raiffeisen Bank говорят о том, что российские банки с июля находятся в состоянии дефицита валютной ликвидности: «Их собственные резервы - в виде наличных на иностранных корсчетах и ликвидных активов - не покрывают все обязательства перед клиентами по расчетным счетам, причем «разрыв» вырос только за август с $0,3 млрд. до $3,5 млрд.».
Помогают валютному рынку и крупнейшие госкомпании. Точнее говоря, их стимулируют оказывать помощь. В прессу просочилась информация, что «Газпром», «Роснефть» и «Алроса» получили от правительства директиву и лимиты на приобретение валюты на внутреннем рынке. Такой механизм уже успешно испытывался в 2018 г. По данным ЦБ, на 1 сентября российские корпорации держали на валютных счетах $145,5 млрд. - больше, чем имеет правительство в Фонде национального благосостояния, ликвидные активы которого оцениваются в $120 млрд.

При всем этом не следует забывать, что рубль остается одной из самых недооцененных валют, у которого есть реальное, а не виртуальное материальное обеспечение. Внешний долг страны, по сравнению с ВВП, один из самых низких в мире. Однако, в отличие от производственного сектора, финансовая система России очень ранима и подвержена воздействию внешних факторов, что болезненно отражается на экономике в целом и странах, с которыми Россия торгует.

Гривна

После летней «чистки» правления центрального банка Украины МВФ заморозил переговоры о новых кредитных линиях. Речь идет о втором транше в $2,9 млрд. из $5 млрд., обещанных МВФ в июне 2019 г. По всей видимости, фонд присматривается к новой команде, ее реакции на кризис. А тем временем президент Зеленский решил подписать меморандум о 10-летнем займе на $1,6 млрд. с британской BAE Systems Maritime на строительство 10 катеров, еще шесть построят в Украине.

Эксперты недоумевают: а где страна возьмет деньги на погашение? Минфин уже и так влез в долги к банкам, которые вплотную подошли к опасной черте - гособлигации в активах банков составляют 35%, при этом ставки доходности растут, что стимулирует банки и дальше наполняться ЦБ.

Обновленные ставки по трехмесячным облигациям сейчас составляют  7,19%, годичным - 9,89%, трехлетним - 10,95%, шестимесячным валютным - 3,39%. Сбить ажиотаж попробует НБУ, в стенах которого заговорили о возможном очередном снижении учетной ставки. За год она снизилась с 18% до 6%. Эти действия мало повлияли на текущий курс украинской валюты, но дополнительный объем кредитования, связанный со снижением ставок в будущем, может ускорить инфляцию и ослабить гривну. До конца года курс может войти в диапазон 29-30 грн/$.■

 

Комментарии [1]

Прокомментировать
  • 20.10.2020 14:15:37 Рита
    Несмотря на выборы и джва кризиса, но макроэкономическая ситуация у нас СТАБИЛЬНАЯ, и слава богу!

Добавление комментария

© 2008 "БиФ"

 

Новости
При использовании материалов гиперссылка на Profit.md обязательна.
Сейчас на сайте:
10
Всего визитов на сайт:
1905893
Уникальных посетителей:
3644482
логотип студии WebArt Pro
WebArt Pro